Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×

Tempus Colligendi

00:57 

LXIV. Очистка поля

Poxy Proxy
Некто, смещающий ось Земли шагом за дверь.
Занятым выдался сентябрь, что и говорить. Суетливым. Гарри по большей части учил все новых и новых ребят в Общем классе – когда начнется, лучше иметь резерв побольше – но мир за стенами Хогвартса метался ничуть не менее заполошно. Да еще и местами как-то странно, будто нанюхавшийся отравы садовый гном.

Четырнадцатого сентября Гарри как раз задумал отдохнуть: посидеть со Сьюзи и Гермионой, посмотреть, как Рон добирает в квиддичную команду новых самодельных головорезов. Однако где-то на пробах Пикса к ним почти неслышно подсела Ульяна.

— Глядите, — шепнула она, передавая конверт через плечо назад и не отводя глаз от фланирующего перед воротами Уизли. — Брат прислал.

Более Долохова не сказала ничего, созерцая квиддич, а Гарри вместе с дамами склонился над извлеченной стопкой машинописных листов. После нескольких рукописных строчек на русском письмо переходило на отличный английский — документ адресовался именно Поттеру.

«Мистер Поттер! В газетах это будет завтра. Расшифровка моя, выбирал цитаты под публикацию и прогонял через машинку тоже сам, так что если что – простите. Сборище было рано утром в Марселе, в маггловском зале. Многие удивились. Много авроров, из Министерства – никого. Журналистов десятка два, из ваших – никого.

С надеждой на сенсации, Борис Долохов».

Это имя Гарри смутно помнил – никогда не встречался, но что-то такое читал, привлеченный знакомой фамилией. Репортажи из небезопасных мест, по большей части – так что его туда понесло?

— Маггловский зал, — заметила Гермиона, обменявшись взглядами со Сьюз. – Дистанцируются.

— Но денег дали, — вздохнула Боунс. – И присматривают.

Гарри просто начал читать.

«Ф. входит. Садится. Говорит по-английски. Объявляет, что скажет несколько слов, а потом будет время для вопросов и ответов.

Ф.: Ни в какую отставку я не уходил. Я вынужден был покинуть Британию под угрозой жизни. И жизни близких.

Шепотки в зале. Ф. в очках, вроде бы читает.

Ф.: Как вы знаете, власть в Британии захватила хунта силовиков. Которые никого там не представляют. Это точно. Прежде всего, конечно, Амелия Боунс. Она пренебрегла своими обязанностями. Всеми обязанностями. И теперь – в Визенгамоте!

Сосед-поляк спросил у меня, что такое хунта.

Ф.: Во-первых, надо понимать, что это был заговор. Общий. Против меня и Британии. И еще посмотреть, кто у руля. Вот, конечно, Амелия Боунс! Она же достала откуда-то из чулана этого Поттера…

Шепотки в зале. Многие слыхали про Поттера в восемьдесят первом.

Ф.: …Мало того, что помешала мне отправить мальчика к целителям, когда его болезни вскрылись. Она еще и свою племянницу к нему приставила. И теперь он неизвестно что себе думает, а Амелия вертит мальчишкой, как хочет!..

Все пишут с дикой скоростью. Многие удивлены.

Ф.: …И надо очень четко понимать, что еще неизвестно, какой там у них Тот-кого-нельзя-называть! Посмотрите сами – всякий раз, как надо власть менять, так появляется могучий Темный Лорд. А потом приходит Альбус Дамблдор и побеждает его. Сорок пятый, восемьдесят первый, теперь вот тоже почти. Надо понимать, кто этого Того в классах воспитывал и чай с ним пил, с печеньями, надо!

Почти все затихли.

Ф.: Жертвы – это последствия политического кризиса! Это результат безответственности и Дамблдора, и Боунс, которые Упивающимся всяко потворствовали и сообщали Министерству не ту информацию, и хорошо, если по недомыслию. Это им надо ответить! Правда, Дамблдор вот умер. Если умер.

Кажется, многим из газет помельче очень понравилась эта мысль.

Ф.: И вот что сейчас? Нет, я тоже виноват, что у меня не хватило сил удержать стабильность и допустить тот беспредел… Меня обманули, цинично обманули, но обманули не меня, а английских магов!

Да, так и говорит.

Ф.: …Значит, мне до сих пор никто не прислал писем оттуда, из Лондона. Нужно встречаться, а со мной никто не встречается. И в газетах ни слова, что кто-то хочет встретиться. Нам будет сложно выходить из этого кризиса, но надо провести выборы Министра, так честно, как раньше.

Французы у стола президиума какие-то очень уж внимательные.

Ф.: Я намерен бороться за будущее Британии. Против тех, кто страхом и террором пытается взнуздать ее. Полную поддержку мне уже выразили видные эмигранты, выброшенные хунтой из своей страны. В их числе Варнава Кафф и Анабель Эджкомб. Британия – сильная страна. Мы выберемся.

Так, а вот это интересно! Кафф – редактор «Ежедневного Пророка», узнать, кто вместо него. Так, Ф. командует начать вопросы.

Н., берлинский «Зауберберг»: Как вы вообще оказались во Франции? Официальные лица Магической Франции вас одобряют?

Ф.: …Я ушел благодаря патриотично настроенным аврорам, которые выполнили свой долг и помогли мне сохранить себя для Британии… Нет, я не встречался с Министром Магии Франции, но хочу встретиться.

Надо будет попросить комментарий у пресс-службы Министра. Не у местных же авроров.

Г., парижская «Ль’Эншантери»: И как вы, собственно, намереваетесь бороться за будущее, как вы выразились, Британии? Как? Возглавите какое-нибудь сопротивление?

Ф.: К счастью, верные сыны отечества уже предложили действенные меры: вскоре мы запустим информационный листок под патронажем господина Каффа, человека без сомнения опытного. Вкладчиками в это предприятие, не сомневаюсь, выступят все люди доброй воли. О каких-либо других действиях мы сообщим дополнительно!

М., марсельская «Мелюзина»: А о чем вы хотите говорить с Министром Магии? То есть с нашим? Что вы хотите от него? Должна ли, по-вашему, Франция вмешаться в… ситуацию в Британии?

Ф.: Британия – наш стратегический партнер! То есть Франция. Да. Так вот, я уверен, что вообще вся… кхм… обновленная Конфедерация Магов не может оставаться безучастной. И хочу донести эту свою позицию.

Я, «Китежский рубеж»: А почему с вами нет Долорес Амбридж? Ну той, помните, которая выкачивала из детей кровь, вливала в них Веритасерум и вообще?

Кажется, авроры напряглись. Отлично.

Ф., после паузы: Амбридж. Я не знаю, какая будет ее судьба. Всё.

А., софийское «Лице»: Простите, то есть вы считаете, что президент… ну, бывший… Конфедерации магов, ученый и педагог Альбус Дамблдор, значит, вел настолько некрасивые интриги?

Ф.: Я указываю направление для расследования будущими компетентными людьми! Обладая надежной информацией! Все акты насилия должны быть расследованы! Кто бы в них ни подозревался!

Я: Прокомментируете тогда случай с Барти Краучем и дементором? И с Сириусом Блэком? Я к тому, что даже у нас гриндевальдовцев, кого ловили, все же судили.

Ф., после длинной паузы: Не было никакого случая с дементором. Никогда никаких случаев с дементорами! Ни разу! А Сириус Блэк действительно был политическим экстремистом, просто… просто не с той стороны. Он все заслужил. Всё! Следующий вопрос!

В., краковские «Горы Шаре»: Но всё-таки, если уж в Британии действительно сейчас бескоролевье… то есть, простите, политический кризис – зачем ей бывший Министр, мистер Фадж? К кому вы сейчас обращаетесь, вообще?

Ф.: Я повторяю, повторяю фактами: я – действующий, легитимный Министр Магии Британии. Пройдет время, и все узнают правду, а сейчас я все, что могу сделать, я буду делать до конца жизни. Если бы я сейчас был в Британии, я бы встретился с каждым! Я – я представляю британский народ! Так ему и передайте. Всё! Всё, закончена конференция!

Авроры деликатно попросили нас покинуть помещение».

Гарри посмотрел на Гермиону, посмотрел на Сьюзи. В умных, понимающих обычно глазах девочек не было ничего, кроме тотальной обескураженности.

— …Мир сошел с ума, — кратко резюмировал он, глядя на кольца, обороняемые Роном уже от всех шестерых загонщиков. Удивительный Уизли рисовался. – Хорошо хоть не весь, — он указал на Рона, и тот помахал рукой в краге в ответ.


* * *
— …В общем, я даже не знаю, что это вообще такое было, — развел руками Гарри, усевшись наконец на клетчатый диванчик напротив Сью.

— Подожди, подожди. Давай разбираться, — девушка аккуратно расстегнула туфли и лишь потом забралась на диван с ногами. Поттер почувствовал себя немного Хагридом. – Чем Фадж занимался в твоей реальности после отставки?

— Был советником Скримджера, — кивнул Гарри. – Нет, если ты о том, что это за «патриотические авроры» его вывезли – так это понятно, понятно. Руфус друга не бросил, — он поморщился. – Но Скримджер – это неважно, скоро уже совсем неважно…

— …Тебя беспокоят другие авроры, — кивнула Сьюзи. – Французские.

— В точку, — улынулся Гарри. – В моей ветке они на Фаджа уж точно не выходили, я бы знал. Это бы выплыло при Кингсли, точно.

— Не тот вопрос, не тот вопрос, — девушка неопределенно помотала в воздухе пальцами. – Подожди, дай подумать.

Она теперь уже сама улеглась Гарри головой на колени, разметав по ним темно-рыжие, как листва сейчас в Запретном лесу, волосы. Гарри наклонился и поцеловал ее – не след забывать и о приятном.

— Ммм, подожди, я сказала! – хихикнула юная Боунс и прикрыла глаза. – Значит, ты говорил, что супрематисты пришли к власти во Франции на выборах две тысячи десятого, так?

— Так точно, — скорбно кивнул Гарри. – Староконсерваторы, конечно, тоже были не сахар, но с ними можно было договориться. Разве что вопрос островов, конечно.

— Да! Именно острова Пролива. В двенадцатом вы за них воевали, это была хорошая история…, — продолжила разохотившаяся до истории Боунс, но Гарри накрыл ее губы ладонью.

— Сьюзи, я тебя люблю, конечно, но помни, что это для тебя это все — история, а я два дня пытался отмыться.

— Прости, меня и впрямь заносит, просто такого источника ни у кого никогда не было, и…, — девушка вспыхнула, и Гарри, снова наклонившись к ней, аккуратно поцеловал ее снова в горящую щеку.

— Проехали, — улыбнулся он. – Проще тебя потом дисциплинарно наказать…

— …И приятнее…

— О да. Но ты все запомнила верно.

— Но кое-чего мне не хватает, — Сьюзи раздумчиво покачала головой, разглядывая не столько Гарри, сколько потолок. – Когда были заняты острова Канала? – резко спросила она. Гарри отчетливо представил ее за столиком экзаменатора. Сьюзи шло.

— Девяносто восьмой, зима, — быстро ответил он. – Команда французского Аврората просто утопила в море парочку посланных в Сент-Хелиер егерей. Уже после этого в Конфедерации было объявлено, что Франция порицает Волдеморта и берет родственное население островов под защиту.

— Но это было до супрематистов, — кивнула Сью. – Так… погоди-ка. После победы супрематисты чистили Аврорат? Ты, я думаю, отслеживал.

— Нет, не чистили, — равнодушно пожал плечами Гарри и начал обстоятельно массировать Сьюзи плечи. Вопрос был простой. – В том-то и дело: они пришли к власти на открытых выборах и местью что-то не пылали. Это-то ясно.

— Однако почему было не заместить людей прежнего режима своими все равно? – спросила Сьюзи, воздев руки вверх. – У нас это было… будет сделано после войны. Ты сам в своей ветке тому лучший пример. Так почему?

— …Потому что они, эти самые свои люди, уже там, ты хочешь сказать? – хмыкнул Гарри невесело.

— Французский Аврорат всегда был правым, — горизонтально пожала массируемыми плечами Сьюзен. – Восемь заговоров за сто лет, один даже удался.

— Можешь считать, что два, — вздохнул Гарри. – Видимо, этого не избежать – не с моим куцым влиянием. Значит, ты думаешь, что Фадж – проект конкретно их аврората?

— Ну да, — согласно вздохнула Сьюзи. – Отвлечь внимание собственного Министерства, да, может, потом острова прибрать. Ладно… вопрос в том, что нам следует делать?

— Следует жить, — вздохнул Гарри. – Ничего не поделаешь, оставим французов их играм и будем готовиться поиграть с ними сами. Но потом. А что делать с Фаджем… Да ничего, наверное?

— Может, подбросишь ему денег? – озорно улыбнулась Сьюзи. – Очень уж хочется почитать его газетку.

— А ты представляешь, что он напишет лично про тебя?

— Вот потому и хочу! – подмигнула девушка.


* * *
Вот, значит, как, думал Гарри уже потом, лежа на том самом диванчике и с эстетским выражением лица поглаживая Сьюзи от плеч к животу. Медленно, размеренно, в такт часам, чувствуя под пальцами бархатистую теплую кожу. Вот, значит, как: супрематисты Франции как прямое следствие Аврората Франции, решившего, что они там знают, как надо.

С такой точки зрения он все дело еще не рассматривал, а ведь установить связь было просто. Просто, но забавно. А выводы-то еще интереснее. Другой вопрос, что только вконец больной ублюдок будет проговаривать политические выводы, лежа в обнимку с уставшей, но вроде довольной невестой.

А она, что характерно, слушала.

Что, собственно, мог подумать бывший Главный Аврор, намеренный в скором времени взять власть, об аврорате, готовящемся взять власть? Отлично. А об аврорате, с которым он спорадически и недолго, но воевал, как на своей, так и на чужой земле? Об аврорате, который, скорее всего, и отправил его на тот свет руками специалистов по очень, очень прикладному маггловедению?

Обняв Сьюзи сзади, прижавшись к ней всем телом, Гарри рассказывал на ушко девушке одну историю – еще одну из десятков историй его командировок.

Турция.

Это не была нормальная военная операция – Тешкилат, турецкие коллеги Гарри, неплохо управлялись и сами, но заради всеевропейской смычки легко приняли наблюдателя с опытом работы в мусульманской стране. И Гарри действительно смотрел во все глаза.

Интересная страна, объяснял он Сьюзи, чувствуя жадное внимание девушки. Интересная. Гигантский полудревний Стамбул с европейским парком Гези в кольце новых отелей там и тысячелетники армянскими ювелирными лавочками здесь, с водоносами, гадалками, художниками и скейтбордистами, с миллионом вальяжных кошек. Какая-то провинциальная, розово-бежево-стеклянная Анкара с жилыми домиками прямо на стенах старой крепости. Девушки в паранжах и девушки в шортах. Дрянное пиво и невероятные сладости.

В Англии казалось, что там у них очередной конфликт очередного магического государства с очередным темным культом, вроде как на Филиппинах – или, если уж на то пошло, вроде как в Англии. И впрямь, оппоненты Тешкилата, «Организации», при любом удобном случае пускались в рассуждения, как бы им, наделенным Силой непосредственно свыше, повести уже глупых магглов в даль светлую – все это было Гарри до слез знакомо.

Потом он начал разбираться – и картинка, что ему представилась, заставляла задуматься. Сьюзи, выслушивая его рассказ, кажется, начала понимать проблему еще раньше, хоть и отвлекал ее Гарри порядочно.

Турецкие авроры – точнее, чины Тешкилата, но европейскую привычку не перебьешь – Гарри понравились. Почти что военные, они напоминали ему его инструкторов из маггловской Британской армии. И в общении то были вполне европейские, очень спокойные ребята. Например, коллеги научили Гарри пить душераздирающее ракы – крепчайшую виноградную водку с анисом – правильно, с ледяной водой, сыром и дыней, чокаясь только донышками рюмок. Да и, например, курдскую музыку, того же Чивана Хако, не рвались в тавернах немедленно отрубить. Парни без предрассудков, но при костюмах.

Гарри насторожило – сперва обрадовало, но потом чертовски насторожило – то, как быстро у них готовятся операции. «Такое ощущение, что этот ваш Министр просто подписывает сразу любые документы от Организации, какие ему носят» — пошутил он на очередной попойке.

Ему ответили, что все еще проще. Тешкилат своих операций в Министерстве не утверждает. Это Министр многое, очень многое утверждает в Тешкилате. «Бай Поттер, чему ж вы удивляетесь? Отец наш Ататюрк говорил – армия есть гарант светскости, народности и революционности государства, так? И неужели вы думаете, что к турецким магам эти великие принципы не относятся?»

Ему вообще тогда, в тавернах между рейдами, много рассказали об Ататюрке – после войны и женщин сразу на него и перешли, чего тянуть. Как греческие орды рвались и враг попрал, как султан не смог и народ в отчаянии, как национально мыслящие военные перепоясали, а Великое Национальное Собрание возглавило. И так далее, и так далее, прерываясь только на тосты.

Где-то на третьей встрече дело дошло до древних, чуть не доимперского корня турецких магов. Которые, когда уже совершенно истаяла надежда, когда греки перешли Сакарью, когда до Анкары не было и десяти километров, послали к Кемалю сыновей. Кто-то из оперативников на чудесном английском выпускника Салемского института воспроизвел: «…Пусть лучше падут Статуты всего мира, чем одна наша бедная Турция». И рассказал, как спустя год после того, как греки отошли от Сакарьи, спустя долгий двадцать второй год надежд, на позициях при Думлупынаре греческих специалистов по гоэтии давили уже пропитанные порохом ребята в военной форме. Первый Тешкилат.

Организация, пополняемая чистокровными магами. Организация, пополняемая кемалистами. Организация, гарантирующая магическую Турцию. Организация, контролирующая магическую Турцию. Организация, являющаяся магической Турцией.

На этом месте Сьюзи просто молча потянула Гарри к себе. От богатства впечатлений.

Когда он все-таки смог продолжить — Поттер рассказал и то, что вскоре стало понятно об их противниках. О магической ветви движения «Нурджулар».

Это были магглорожденные – магглорожденные не только и не столько Стамбула и Анкары, но деревенские ребята с деревенскими родителями. А в турецкой деревне Европы нет, с кемализмом там плохо, да даже с пантюркизмом там не особенно поймут. Юные магглорожденные не знали правил игры – не мифических «правил пресвятой живой Магии» или что там городили неогриндевальдовцы, нет. Городских правил.

У них были свои. Те самые, каких Гарри навидался в горном Афганистане и за которые теперь, в Турции, с удовольствием убивал. Да, убивал магглорожденных бок о бок с чистокровными, а потом пил с этими последними.

Во время одной из этих попоек ему перевели, наконец, само слово «Нурджулар» — «Люди света». Аврор, буквально «Сияющий», только засмеялся.

А вот юная Боунс веселья не выказала. Даже одеваясь, девушка о чем-то напряженно, напряженно думала.


* * *
Гарри предпринял краткое расследование — оказалось, что Мариэтта Эджкомб попросту не вернулась из первого же похода в Хогсмид, а письмо о ее переводе в Бобатон пришло из Министерства только тринадцатого и глубоко задним числом.

Минерва ругала остаточные министерские связи, Гарри же подозревал, что бегущим из страны фаджистам попросту не чинят препятствий. Те, кто был Скримджеру интересен, все равно не спешили убегать от собственных производств. От собственных денег.

Однако это они зря.

Тренировка ФОБ шла и в тот день, двадцать первого. Ребята работали тройками, каждый за себя, а Гарри хаотичными взмахами палочек двигал по залу общими усилиями наколдованные перегородки — много картона и заклятия неразрушаемости.

— Быстрее, быстрее, — командовал под Сонорус он, заметив ушедшего в глухую оборону Невилла. — Вы не можете знать, когда вражеская сволочь разберется с другой группой и зайдет вам в тыл. Наваливаться на отрезанных — это вообще ваша задача!

Дирижируя себе палочкой, Гарри продолжил мысль.

— Собственно, в идеале вы вообще должны быть ловки, как горная речка Афганистана, сильны, как смерч на Среднем Западе, яростны, как пожар в джунглях в час ночной, да еще и таинственны, как обратная сторона Луны! Ибо конспирация, — наставительно поднял палец вверх Поттер. — Но то в идеале, а так вы должны выживать, выживать и выживать!

Продолжать в таком духе Гарри мог бы очень и очень долго, благо вдохновляющих на всякое мультфильмов он посмотрел с детьми более чем достаточно, а воровать из них цитаты можно было невозбранно — не вышли еще.

Но… По лестнице в дуэльный зал вбежали двое — встревоженный Сириус и какой-то закопченный Майлз. Экс-слизеринец на сегодня отпросился от тренировки по рабочему авралу, и тем более странно выглядело его появление.

— Ну и что случилось? — осведомился Гарри, скомандовав окончание и двумя взмахами откинув перегородки к стенам. Сьюзи же поднесла запыхавшемуся Блечтли стакан воды — только залпом выпив его, Майлз смог начать говорить.

— Белби убит, — бросил он. — Но это еще ладно. Трое наших рабочих тоже.

— Что вдруг? — после долгой тишины спросил Тони удивленно. — Упивающиеся ж вроде не бежали?

— Ну, несколько человек гуляют на свободе, — наклонила голову Падма. — Кто там, Майлз? Роули? Эйвери? Или неясно?

— Да какой тут Эйвери, — махнул рукой Майлз. — Это вообще не они. В общем… короче, там Мерлин знает что произошло.

— Так, Майлз, — протянула Гермиона. — Вот давай ты начнешь с самого начала и расскажешь детально, как все было. А мы поймем всё все вместе. С уроками это помогает, знаешь ли.

— Товарищ Грейнджер дело говорит, — Ульяна за все это время успела трансфигурировать одну из перегородок в чуть кривое кресло и, не слушая возражений, усадила Блечтли в него. — Нужна реконструкция.

— Ну, вот как все было. Я отпрашивался сегодня потому, что у нас должна была быть инспекция. С самим Дамоклом Белби — про это каждая собака знала. Так что мы там еще с ночи все полировали, — поморщился Майлз. — Я попал на проходную, мы четверо должны были раскатать дорожку, когда Белби явится. Ну, как обычно. Любил он, чтобы торжественно, — Майлз явно сжал подлокотники. — Я даже старшему смены приветственный адрес написал. В стихах. Обещали премию.

Лицо Гермионы было неописуемо. На нем сейчас не было вообще ничего хорошего, но много человеконенавистнического.

— Ну, и еще пареньку одному из бухгалтерии место оставили, он обещал свою колдокамеру принести. Короче говоря, все было в порядке, — начал соображать Майлз. – Мы выстроились по сторонам от дверей – по трое, так в ряд, будто у нас тут отель. Красная дорожка посередине. В конце – дверь в сортировочный, открытая уже.

— Так, Белби прошел по камину или аппарировал? – деловито спросил Гарри, рисуя себе картинку.

— Он не аппарирует… не аппарировал, — покачал головой Майлз. – Пользовался порталами – денег хватает. В этот раз тоже. Ну, в общем, появился. С ним еще пара человек, обслуга, — Майлз нахмурился, встпоминая, — да, точно, один портал нес. На подносе.

— Серебряном? – хмыкнул Тони.

— Возможно, — отмахнулся Блечтли. – Значит, так. Все шло как надо, обслуга у дверей, сам Дамокл идет по дорожке, даже стихи читать начали. Мои стихи. И нет, читать я их не буду, это неважно. Так вот, я старался туда не смотреть, поэтому увидел, как парень с колдокамерой достал из кофра что-то еще. Я думал, вспышку. А он ее кинул в нас.

— И? – мрачно уточнил Гарри, глядя на копоть и жженые дыры на мантии подчиненного.

— Эта штука взорвалась, — еще более мрачно сказал Майлз. – Взорвалась, когда упала на пол. Спасибо, что ставил нам протего, Гарри. Спасибо. Я успел, остальные – нет. От ребят – ну и от Белби — мало что осталось, а меня приложило о стенку.

— Ты успел разглядеть, что это было? – быстро спросил Рон. Вряд ли, подумал Гарри. Вряд ли. Человеческая реакция небеспредельна, да и шок.

— Успел, — упрямо кивнул Майлз. – Длинная штука. Светло-коричневый конус, весь как бы в кругах, они светлее. Где-то, не знаю, с локоть.

— Такой немного усеченный? На конце? – почти одновременно спросили Луна и Гермиона. И посмотрели друг на друга. Так же удивленно их обозрел Майлз.

— Да. Вы поняли, что это?

— Да, видела такое раньше, — покивала Луна. – Отец пытался купить. Это – рог морщерогого кизляка!

— Не думаю, — титаническими усилиями сохраняя спокойствие, сказала Гермиона. – Это рог взрывопотама. Он пустой, вроде как резервуар для взрывчатой жидкости. Я читала, ее используют в зельеварении.

— Природная контактная взрывчатка? – хмыкнул Гарри. – По крайней мере это остроумно. Ладно, что с самим этим вашим террористом?

— Швырнул ступефай в обслугу Белби и схватил портал, — отвел глаза Майлз. – Простите. Я не успел его взять.

— Важнее, что ты знаешь, кто он, — раздумчиво покачал головой Гарри. – Что расскажешь?

— Ничего, — пожал плечами слизеринец. – Просто парень из бухгалтерии. Его уволили при Фадже из центрального офиса, но он устроился к нам на половинную зарплату. Про Волдеморта ничего не говорил. Ругал Фаджа. Что-то такое нес про ячейки автономного действия и социальную справедливость по курилкам.

— А-а-а, черт, — тихо заметил Гарри. Хотя тянуло сказать куда более обширно.


* * *
Не далее как через день в «Видящего» прилетела очередная общественная сова.

«Участвуя галеоном в выборах Фаджа, Белби строил избирательную кампанию своего шефа на обещаниях "разрядить криминальную обстановку в Британии" и "покончить с рецидивами упивательщины". В результате покончили с ним самим. Причиной этого — методы, использовавшиеся командой Фаджа во время выборов: угрозы, шантаж, подкуп и внесудебные расправы. Использовать для завоевания власти правила, которые скорее характерны для преступного мира, и не рассчитывать при этом на адекватную ответную реакцию было бы глупо. В Британии сложилась практика подмены реальной политической борьбы борьбой нескольких коммерческо-преступных группировок, рвущихся к власти любыми методами. Надо понимать, что пока не будут сделаны соответствующие выводы, ситуация в корне не измениться. Убийства будут продолжаться. Ждите новых трупов. Бригады Гнева».

Изыскания многое подтвердили.

Торопливо запрошенный через Седрика Рольф Скамандр подтвердил пропажу одного среднего рога взрывопотама из хранилища Отдела Существ — равно как и странноватое поведение приписанного к хранилищу молоденького уборщика.

Стэн Шанпайк оказался человеком неожиданно умным — оказывается, он съехал от родителей заблаговременно, адрес не оставил, а семейную сову вообще продал. Парень наконец-то хоть что-то в своей жизни воспринял более-менее серьезно.

Подвел Скабиор. То есть его даже можно было понять — несостоявшийся егерь, а ныне вселяющий ужас в узких кругах коммандер Скабберс полагал, что его старая берлога в Лютном просто никому неизвестна. Авроры-то, может, и не в курсе, а только Поттер лет десять тому вперед наносил ему туда визиты — тогда, когда к Нику Скабиору начала мотаться протестная молодежь.

Вот и теперь, прохаживаясь — степенно, как умеют только английские черные вороны — у подвального окна, Гарри снова видел собравшуюся вокруг изрезанного стола стайку восторженных щенков, жрущих маггловские консервы с наидешевейшим элем и разглагольствующих о том, что мир погряз. Разве что у Скабиора не было седых волос и инвалидного кресла.

Можно было бы вынести стекло, склевать пару крошек, а потом резко всех повязать. Но зачем пускаться потом в объяснения? И зачем делать одному то, что должен делать Фронт — а именно защищать Британию от идиотов? Не то чтобы Гарри осуждал покушение на Белби, но трое бедолаг, испаренных просто за компанию — это уже неплохая заявка на дементоров.

А раз так, осталось только правильно проинструктировать народ — боевой состав и немного Риту. Пусть уж поработает по-крупному последний раз перед родами, да. А потом последний раз поработает Скримджер.


* * *
— Значит, ты все-таки решил разогнать Бригады Гнева, — суммировала Сьюзи в тот вечер, когда Гарри отдал ФОБу распоряжение готовиться к акции. Грубо говоря, не убирать от себя значок и переодеться в чистое, как пошутил Шимус.

— Ну да, — пожал плечами Гарри. – Ты в курсе, как я их воспринял – ну, еще тогда. А ты говорила, чтобы я не волновался.

— Я не мадам Бэгшот, не тетушка и не мама, — парировала Сьюзен. – Но я рада, что ты не решил натравить их на кого-то еще.

— Натравить? – переспросил Гарри. Девушка свободно доходила до мыслей, которые он сам некогда отбросил.

— Ты мог, — кивнула Сью, – по крайней мере через «Видящего», даже не прямо, просто подобранными обличительными статейками. Так, кажется, бывало во Франции лет двести назад.

— Не удивлен, но мне это неинтересно, — хмыкнул Гарри. – Эти парни теперь уже не клуб по интересам, а политические террористы, и им не позволено…

— А мы? – мягко улыбнулась девушка.

— А мы – Аврорат Британии! – коротко отрезал Гарри Поттер, Главный Аврор. – Да, в будущем, вот только в моем положении время не имеет такого уж значения. Ты знаешь. Мы – Фронт Обороны Британии, Сьюзи, и я намерен ее защищать. Просто потому, что я занимался этим всю жизнь, я это умею и мне это нравится.

Гарри закрыл глаза, устраивая лицо в волосах Сью,что густы и что пахнут так горящей за стенами осенью. Осенью, когда собирают урожаи и собирают в школу детей. А вот ему придется убивать – как и весной, как и зимой, как и летом.

— А власть? – Сьюзи обнимала его за плечи, не двигаясь, только ближе прижимаясь на слишком широком для таких разговоров узком диване. – Как насчет борьбы за власть? Раз уж мы все-таки партия?

— Прийти к власти в Британии может любой дурак, — упрямо проговорил он, все еще не открывая глаз.

— Примеры?

— Волдеморт.

— Справедливо.

— Так вот, мне это не так интересно, — вздохнул Гарри. – Я не уверен, что магами вообще можно управлять так, как я управлял аврорами – это как пасти котов. Я не Министр, моя милая юная леди.

— Но ты можешь им стать, — ответила Сьюзи. – Всякие министры были, всякие. Элдрич Диггори, по программе которого ты учился, был аврором и до удушья ненавидел Азкабан.

— И умер от драконьей оспы в своем кабинете, — вздохнул Гарри. – Кому-то Азкабан был удобен. А кому-то был неудобен я. Что там было после него?

— Альберт Бут и восстание гоблинов. Поначалу весьма успешное.

— И потеря контроля над нашими же деньгами! – Гарри обнял Сьюзи, наверное, теснее, чем стоило. – Вот только он был министром и оставил за собой пустоту, а я не был, и моя смерть ничего не поменяла. Ничего.

— Ты так хочешь в это верить.

— Я так не люблю уезжать с незакрытого фронта. Кстати, о фронте, — хихикнул Поттер. – Помнишь Эвермонда?

— Гарри! Ну что значит «помню ли»? – девушка наконец оттолкнула Гарри, который, смеясь, повалился на спинку дивана. – Первая Мировая и полный запрет магам Британии участвовать в ней!

— И тысячи ребят в мантиях с «юнион джеком» на рукаве, пересекавших пролив как угодно, — нараспев продолжил Гарри. – Многие до сих пор лежат под маками Фландрии, хотя их страна запретила им драться, как почти запретила нам. Пасти котов, Сьюзи. Делать то, что не только невозможно, но и бесполезно!

— Кошки – животные любопытные, Гарри, — Сьюзи уже ластилась к парню ну совершенно по-кошачьи. – Пасти их, может быть, и не получится, а вот за солнечным зайчиком гоняться они большие мастера. Ты – уже центр внимания.

— Я им уже был.

— Сейчас – гораздо больше, — она покачала головой, поясняя. – Одно дело герой, про которого ты читал в газетах, другое – командир, твой или твоих близких. Ну, посмотри на Дамблдора? Старшее поколение тех, кто его чтил, тот же Муди, ходили с ним на Гриндевальда!

— Ну, оно, может, даже и неплохо, — пожал плечами Гарри. – Во-первых, они все друг друга узнают, хоть перемелем эту дурь с факультетами. А во-вторых – ну, центр внимания, и что? Ну дам пару автографов на фотках, хоть старина Колин порадуется. Ну пришлют пару сладостей с любовным зельем, так я их что – есть буду? А прочих это не касается, кто поумнее.

— Не касается? – Сьюзи вздохнула. – Эх, Гарри… ну ладно, не касается так не касается.

— Нет уж, подожди, — Поттер сел, взял в ладони ручки своей иногда даже избыточно тихой девушки и внимательно ее осмотрел. – Говори, что ль.

— В общем, ты помнишь, что я тогда сочинила для Седрика, чтобы он нас познакомил? – чуть краснея, наконец ответила Сью.

— Ну да, — хмыкнул Гарри. – Мол, тебе не хватает общения, внимания, статуса, что там еще?

— Хватит и этого, — Боунс мрачно сдула со лба рыжую прядь. – Накаркала!

— О-о, Ме-ерлин! – протянул Поттер. Он начал понимать. – Центр внимания?

— Именно…, — Сьюз всплеснула руками. – Очень необычного. И непривычного. И вообще странного. Нет, пойми меня правильно, я хорошо знала, что ты у нас юноша… заметный. Еще с того, помнишь, бала.

— Не напоминай, — Гарри передернуло. – Еле выжил!

— Так вот, тут, наверное, наложились некоторые вещи, — все так же аналитически подошла Сьюзи. – Седрик выпустился, Дэвис выпустился, Драко Малфой скрывается, Блейз Забини, н-ну, не всем нравится, — она подумала, — Рон хорош, но он как бы сам подчеркивает, что он – твой лейтенант. Да и считается бабником.

Гарри представил себе морду Удивительного Уизли при таких заявках. Рожа получалась довольная. Утешенная какая-то, успокоенная.

— Да и ты сам, — Сьюзи провела ладонью по щеке Гарри, по шее, забралась под рубашку. – Ты сам – великолепный.

— Спасибо, — тепло улыбнулся ей Гарри. – Ну, это все же тебе виднее.

— Вот пусть так и остается, — вернула улыбку Сью. – Но девочки все равно сделали выводы.

— Какие, на пикси, выводы? – Поттер возмутился. – У меня девушка есть!

— Вот именно такие. Хотя, — признала Сью, – тоже разные. Девушки у нас добрые, и – даже не знаю, как сказать, в общем…, — девушка смущенно развела руками. – В общем, у нас в спальне мне пытались давать советы. Семикурсницы, по доброте душевной. Я же у нас теперь, — вздох, улыбка, — первая леди. По крайней мере, на Хаффлпаффе.

— Что за советы хоть? – Гарри не на шутку заинтересовался.

— Разное, разное. Одни выясняли, что я думаю о свадебных платьях. Два вечера, Гарри, два вечера! – она красноречиво закатила глаза, однако расстегивать рубашку на Поттере не перестала. – За то, в белом ли мне идти или в цветах факультета, чуть не передрались. Зато единогласно, как Визенгамот, советовали раньше выпускного слово «свадьба» вообще не произносить. Но вторые…

— Что, что-то еще хуже? – широко усмехнулся Гарри. – Еще несвоевременнее?

— Забавно, но да, — Сьюзи была мрачна, будто рассказывала о министерском сроке Осберта. – В общем, мне очень подробно, размеренно, не прерываясь, объяснили, как бы наименее некомфортно перестать быть девушкой. И даже где. Не уверена, что хотя бы половину того, что мне насоветовали, мы вообще сможем проделать без мадам Помфри.

— Мать, — был краток Поттер. – Мать моя Лили Поттер.

— А следующая – Миранда Минчэм, ты ее не знаешь – в общем, Миранда на следующий вечер отвела меня в тот коридор у портрета капитана Пикса и очень тихо спросила, рассказывала ли мне мать про… как с мальчиками можно губами. С мальчиками, Гарри! Ей бы, Мерлина ради, таких «мальчиков».

— И такие губы, — с гордостью подметил Поттер. На богатом собственном опыте. – А ты?

— А я сказала, что не рассказывала. Зря. «Закрой глаза и держи зубы при себе», если коротко. Ну ради всего святого…, — Сьюзи чуть неуверенно, но с вызовом глянула на Гарри. – Я понимаю, что я сама, ну, любительница…

— Любительница – это дама, которая в деле ради удовольствия, — наставительно заметил Поттер. – А «профессионалка» что, в этом смысле лучше звучит?

Сьюзи покраснела нежно-вишневым оттенком.

— Ты и твои шутки!

— Да ладно тебе, — Гарри немедленно принялся заглаживать свою вину. Как буквально, так и поцелуями. Но мысль все же продолжил: — В общем, это полбеды. У нас парни передавали друг другу целые учебники, примерно таких же достоинств, как и книжки старика Слинкхарда. Ничего, девушки как-то пережили.

— Может быть, зря, — пожала плечами Сьюзи. С этих плеч Гарри как раз стягивал школьную блузочку. – Есть там у вас какая-то девица, невысокая, младше нас, черные волосы немного вьются…

Ромильда Вейн. Да помилует нас всех Годрик Гриффиндор, да будет милосердна Хельга Хаффлпафф, что опять-то?!

— Ага. Ромильда Вейн, четвертый курс, вроде, — кивнул Гарри. – А что с ней?

— Четвертый? – удивилась Сью. – Ну и четверокурсницы пошли… я понимаю, как это звучит, но я в ее возрасте такой не была.

— Именно поэтому ты тут, — сказал Гарри куда-то девушке в бюст.

— Ох, да. Это правда. Так. Вот, — Сьюзи собралась с мыслями. – В общем, эта девица подошла ко мне с прямым вопросом. «Да что он вообще в тебе нашел?». Да… да, именно вот так! Спросила, как я сумела пронести в школу Амортенцию.

— Да в девочке больше наглости, чем в Снейпе, — оценил Гарри. – Выжила?

— Убивать детей? – презрительно хмыкнула Сьюзи.

— Ну, девочка, как видишь, целит на твое место, — откровенно подначил невесту Поттер.

— На лейтенантское место в ФОБ? – подняла закрытые было веки удивленная Сью. – Какая наглость… Но… Но давай об этом чуть-чуть потом. Совсем потом. А пока…

Сьюзи сосредоточилась. Выручай-комната вокруг них быстро и заметно менялась, выращивая из пола, будто гриб, массивные часы, выпуская из стены массивную шелковую занавеску, замащивая края массивными шкафами с одетыми в нумерованный картон папками. Диван под ними тяжело, но упорно проращивал кожу сквозь ткань, а у дальнего края воздвигался монументальный, будто долговременная огневая точка, стол, обтянутый синим сукном и увенчанный титаническим пресс-папье в форме Тадж-Махала.

Гарри даже прервал все те приятные вещи, которые делал. Мрачная тень узнавания прошла по его лицу. Сколько раз он в ожидании разноса или, что страшнее, нового задания сидел на этом диване в форменной мантии! И без полуобнаженных рыжих девочек на коленях, увы.

— Ты шутишь, — утвердительно сказал он, глянув на наслаждающуюся проказой юную Боунс. Рыжая умничка только рассмеялась.

— Ах, к слову о странных девицах, — как ни в чем ни бывало продолжила она. – Как-то пара слизеринок задали мне еще более странные вопросы. «Пробиваешь дорогу на министерский стол, деточка?». А ведь идея-то неплохая.

Она встала и, чуть покачивая бедрами, стряхнула расстегнутую пролазливым Гарри юбку. Прошла к столу, аккуратно убрав белокупольное пресс-папье на пол. На его место, на ближний край стола, Сьюзи присела сама, чуть поерзав нежной кожей по довольно вытертому сукну. И быстро сдвинув коленки.

— Кабинет я видала пару раз, оставаясь с теткой. Ты тоже видел. Но, — яркие-яркие щеки, лукавая-лукавая улыбка, — вот так вы на доклад не ходили, господин Главный Аврор?


* * *
Чжоу Чанг, когда речь после тренировки Класса зашла о защите в квиддиче, как-то сказала, что “есть много способов снять шкуру с кота”. Китайцы древности, вообще-то, имели в виду, что есть много способов достижения цели — но Гарри всегда был немного кровожаден.

Собственно, было много вариантов. На индивидуальную работу, например, славно тренировала идея дождаться конца собрания Бригады, раздать народу по одному выходящему в одни руки, дать им разойтись — а уже потом синхронно повязать. Но! Риск, что хоть один умеет аппарацию. Можно было обложить подвальчик антиаппарационным, а потом подпустить через окна чего-нибудь усыпляющего от добрейшего, как дойдет дело до мук и гибели, профессора Снейпа — но это Поттер мог сделать и в одиночку. Значит, придется грязно — заодно маскируя горизонт своих возможностей от Скримджера. С треском и плеском.

Вычислить день собрания нетрудно, когда тебе противостоят новички. Да, разумеется, каждый из них по отдельности, пробираясь в Лютный, довольно небесталанно петлял по маггловскому Лондону, некоторые даже, как засек Гарри, пользовались метро — некоторых нынешних авроров оно б сбило с толку. Вот только смысл? Конечная точка известна

На самом деле, не охвати коммандеров Спайка и Скабберса тяга к публичности, ничего такого гладкого у Гарри бы не вышло. Пришлось бы работать по-старому — выйти на рог взрывопотама, да, а потом выдавливать из прихваченного мальчика с метлой все — грязно, неэстетично, с кровью и Империо. Это все-таки не то, чего жаждали подростковые партизаны.

Но, с другой стороны, а чего им делать-то было? У самих, что у Скабиора, что, тем паче, у Шанпайка, авторитет нулевой, может, даже отрицательный. Единственный способ его поднять — сделать свои кривые, но новые для магического мира акции медийным продуктом. Притом, опять же по неавторитетности, идти не на вытачивание своего образа, как сам Поттер, а на подражательный ответ.

Единственным незанятым средством массовой информации был “Видящий” — они и поставили на него. И проиграли.

Поэтому теперь, двадцать седьмого сентября, в пятницу, история Бригад Гнева, возможно, завершится. Большая часть из них поимеет большие проблемы, меньшей… увы, придется хуже. Скабиор и Шанпайк видели не тех людей, и проблем у них не будет уже никаких и никогда.

По крайней мере, думал Гарри, как раз с этим лучше управиться самому.

ФОБ, дежурная десятка, стояли в переулке под дождем, кутаясь в верблюжьи пату. Десять минут назад в писчебумажную лавку, что занимала этаж над скабиоровым подвалом, вошел последний из тех, кого ждали. Молоденький экс-ударник, сокращенный по фаджевским чисткам в рамках подачи сигналов мадам Боунс — это Гарри тоже уже выяснил.

За полчаса до того двое людей в глухих мантиях привели третьего — в одном из них невидимый Гарри разглядел Стэна, заглянув под капюшон, в ведомом же присутствующий Майлз опознал былого коллегу. Отлично, вот и террорист. Скорее всего, получится предъявить живым и здоровым.

Люди Поттера натягивали балаклавы, на ходу накладывая на них Импервио. Ульяна помогала Сью убрать под маску волосы, а Гарри с Роном смотрели на это в неким спокойным удовольствием. Для контраста. Тони с Падмой и Блечтли, уже одетые, сосредоточенно ставили антиаппарацию — поодиночке это было еще трудно практически всем, да и купол получался невысокий. Но зачем высокий для подвала-то? Сосредоточенно бинтовал кисти Шимус, проверял аптечку в сороковой раз Невилл.

Гарри вышел под дождь первым, набросив на лицо невидимый капюшон. Капли дождя бились о воздух в брызги, но некому было всматриваться в дождь.Рядом шел Рон, без маски, но с выращенной по зелью рыжей окладистой бородой — он все почесывал шею, но так было надежнее, чем с иллюзией.

Отворив дверь для себя и Гарри, Уизли кивнул продавцу за стойкой и принялся молча изучать перья, считая про себя. На пятнадцатом счете Гарри выключил ступефаем клерка, заталкивая его под стойку, а Рон быстро пробежался, запирая окна и обкладывая Квиетусом пол и стены.. На тридцатом счете в магазин по двое, с интервалом в те же полминуты начали вваливаться боевики.

План знали все. Аккуратно, бесшумно отлевитированны в сторону полки в центре зала. Боевики — Ульяна с Роном, Шимус с Дианой и сам незримый, но неотвратимый Поттер — сбились в группу у дверей. Менее боевые люди — Сьюзи, Падма и Майлз с Тони — отошли по углам, достав палочки и почти синхронно прочитав “Фумос Палус”; густой черно-серый дым из их палочек начал быстро заполнять комнату, неприятно согревая ноги и припахивая чем-то по-лестному гнилостным.

Невилл же выступил почти к центру. Закинул медсумку за спину. Вытянул палочку. Долго, прикрыв глаза, сосредотачивался, покуда темный дым не окутал его почти до колен — а потом спокойно произнес:

— Депримо!

В широкий разлом на полу тут же повалил гнилой дым, гонимый ветром из палочек группы поддержки. Заглушая удивленные крики и ругательства. Эх, наивные ругатели! Что дым? Лишь самая мелкая из их проблем. Вслед за дымом, как только его нагналось достаточно, в разлом прыгнула группа захвата, дыша и глядя через покрытые отталкивающими чарами маски.

Спрыгнувшие рассыпались, каждый в свою заранее оговоренную сторону, наскоро прибивая паализующими всех, кто не походил на ФОБовца волшебностью силуэта. Подвал был невелик, как и сам домик, плюс печка, одинокий топчан и явно увеличенный массивный стол со стадом табуреток скрадывали место.

К столу большинство и прижали – одному, кинувшемуся к лестнице, Шимус красиво подсек ногу, только потом уважив Инкарцеро; Диана, кажется, уже начала хорошо на него влиять. Гостей было десятка два, но первые парализующие господа «бригадисты» ловили, не выходя из тяжкого удивления.

Гарри скользл вдоль стены, все еще невидимый, роздал два Петрификуса встречным, но продвигался к двум креслам с высокой спинкой во главе стола, обходя их. Занято, увы, было только одно – и Гарри резко дернул его на себя, всем весом.

Тот, кто упал с него, был неплох – упал вбок, приземлился на ноги, поднялся с палочкой в руке. И не обнаружил впереди врага. Поттер снова сместился мимо – и поймал в драконью перчатку неряшливй хвост. Бинго. Здорово, Скабиор.

Гарри рванул его за волосы назад, приставив палочку к немытой шее и молча выпустил острый невидимый луч Диффиндо. Быстро и жестко, как ночью на Филиппинах. И… уже не так привычно. Второй. Здесь – только второй.

Гарри как раз осматривался на предмет так же тихо прикончить бедолагу Стэна Шанпайка, что так много хвастался и так много ненужного делал, когда в стороне что-то рвануло. Уже потом он поймет, точнее, восстановит, что один из гостей покойного, тот самый бывший ударник, попытался сопротивляться. Вот только, когда тот пытался отправить в дым Экспульсо, рядом появился Финниган и сбил ему руку вбок.

Печка, стоящая рядом с ними в уголке, взорвалась.

К счастью, Шимуса любил Святой Патрик. Большинство осколков приняли стены, еще кое-что – сам же горе-террорист. Ирландца несколько попятнало и выключило, так он и лежал в обнимку с уже мертвым от болевого шока пареньком – но к нему рванулись двое.

Самое паршивое, что Диана Картер, быстро рассекающая телом ставший алым дым, запаздывала. Второй, нескладный гражданин в берете, недурно ориентировался в квартире и умел быстро перемещаться в непонятной обстановке. Иначе в «Ночном рыцаре» не задержишься.

Стэн уже стоял над обоженным, окровавленным Финниганом, когда Диана оторвала ему голову. Гарри сперва не понял, что это, и только потом, глядя на длинную косую борозду, пропаханную в стене чем-то невидимым, узнал любимый свой Темный Хлыст. Диана просто вложила в Вариари Виргис все, что у нее было – а было у девочки ой немало. Разумеется, смерть Шанпайка не была случайностью, если уж на то пошло. Зная Картер, Гарри ставил что угодно, что слизеринка намеревалась его удушить.

Но и так неплохо, не правда ли?

Когда Поттер наконец нашел голову под топчаном Скабиора, над Шимусом уже сидели и Диана, и оперативно явившийся Невилл, совершенно не выглядящий взволнованным. Вот хороший признак! Прочих арестованных аккуратно паковали боевики, а Падма со Сьюзи убирали дым Тергео.

Гарри опустил капюшон, забросил мантию за плечи, появляясь перед народом. Наклонился над Шимусом, похлопал по плечу Диану, пожал руку каждому из ударной группы – заодно проверил, не попало ли кому, и отправил порезанного, но протестующего Рона к Невиллу.

Только после этого он вызвал Патронуса.

— Руфус, — произнес он в серебристое ухо оленя. – Поймали мы ваших террористов. Канцелярская лавка Вокера, это в Лютном. Прямо сейчас. Фронт Обороны Британии.


* * *
…На той неделе Пророк вышел в плохо скрытом ужасе. Передовица была поделена ровно надвое. Верхнюю занимала история о задержании – «при участии юношей и девушек из Фронта Обороны Британии», неохотно оговаривалась газета – некоей «Лондонской Бригады Гнева», о показаниях задержанных по поводу Белби, о показаниях по более ранним эпизодам с порчей собственности – и об обезглавленном теле «человека, известного как коммандер Спайк». Положительно, последний медийный бенефис Стэна Шанпайка вышел самым удачным. Хоть и не для него.

А вот с нижней озадаченно хмурился непосредственно Министр Магии Руфус Скримджер.

«…Кому, как мне, не знать, что времена сейчас суровые и требующие решительности от каждого британца?Но – решительности помогать Министерству в его неустанной борьбе за благо. Помогать! А не подменять его.

Да, намерения нашей молодежи могут быть сколь угодно благими, но необходимо, чтобы они именно сейчас и выучили, что защита граждан – это занятие государства и только государства. Всякое ополченчество, до тех пор, пока оно не направляется Министерством, всегда во вред общему делу, и я раздосадован, что приходится говорить об этом со страниц печати.

В нормальном государстве правом на силовое противодействие обладает только Аврорат. Даже если это противодействие в пользу Аврората. Даже если это противодействие врагам Аврората. Никакое другое мнение по этому поводу невозможно.

Дело гражданина – платить налоги, ходить на выборы, сидеть дома. Особенно сейчас. Министерство издало рекомендации, как оборонять свою семью, и уж как-нибудь управится с обороной государства. От кого бы ни пришлось его оборонять! Это я прошу запомнить отдельно.

Да, разумеется, у нас нет никаких претензий к ученикам, напавшим чисто случайно на след опасных преступников. Их беспокойство понятно. Но широко известный Гарри Поттер, решивший, что статус его ФОБ как добровольной независимой гражданской организации дает ему какие-либо права в организованном насилии, неправ. И я от души советую ему в кратчайшие сроки разоружиться перед Министерством, поставив свои структуры под полный контроль Аврората – хотя бы ради единения в смутное время.

Вскоре это произойдет. Скримджер».


* * *
«Видящий» вышел днем позже. Статье Скримджера, в отличие от разгрома «Бригады», в нем была посвящена крохотная колонка на второй странице.

«Когда наш корреспондент спросил господина Поттера об его отношении к выступлению Министра, тот долго молчал – а потом пропел два четверостишия. Которые мы и приводим:

Да кто ты такой, любезный мой лорд,

Чтоб я шел к тебе на поклон?

Ты всего лишь кот, только шерстью желт

И гривой густой наделен.

Ты зовешься львом и с большой горы

Смотришь грозно на всех остальных,

Но если когти твои остры,

То мои не тупее твоих».

@темы: Текст

URL
Комментарии
2014-12-11 в 01:32 

Tengro
And can you keep your head, your backbone or your heart? We all found out the answer on the day it fell apart.
Мелкая опечатка в тексте: "проверял оптечку в сороковой раз Невилл."

А в остальном... шедевральная сцена с Фаджем, прекрасная сцена с автономистами, совершенно чудесный конец главы.

2014-12-11 в 01:33 

Aono
Я – к вашим услугам. Конечно, если вам угодно знаться со мной. Если же нет, достаточно слова, и я исчезну.
Самый финал не выглядит четверостишием.

2014-12-11 в 08:21 

Poxy Proxy
Некто, смещающий ось Земли шагом за дверь.
Лол, выправил :)

URL
2014-12-11 в 09:15 

malutka-skleppi
Poxy Proxy, догадывалась, что Шанпайку повезет, как утопленнику, но оторванная голова... Неожиданно! :) С нетерпением жду продолжения.

2014-12-11 в 10:30 

Сплинтер
Ну, невозможно, так невозможно.
Отличная глава, спасибо.

Опечатка: Ульяна помогала Сью убрать под маску волосы, а Гарри с Роном смотрели на это в неким спокойным удовольствием.

2014-12-11 в 12:09 

princes_arven
Спасибо!!!:white::white::white:

2014-12-11 в 15:36 

Aono
Я – к вашим услугам. Конечно, если вам угодно знаться со мной. Если же нет, достаточно слова, и я исчезну.
На самом деле, вопрос простой - а как Поттер собирается после своей неизбежной победы восстанавливать авторитет государственных структур?

2014-12-12 в 23:47 

Lele Ivanets
Я даю тебе мячик и пуговицу!
У тебя снова Лисицкий — президент.
Дай, пожалуйста, ссылку на понятие супремата в политике, которым ты оперируешь, я постараюсь найти для него нормальную русскую форму.
Опечаток много, но я помню, что вычитка отложена

2014-12-13 в 00:38 

Poxy Proxy
Некто, смещающий ось Земли шагом за дверь.
URL
2014-12-13 в 16:23 

P.R.
Пусть в помыслах твоих Итака будет конечной целью длинного пути
"Хорошая вещь - сейф. Многофункциональная!" вспоминается. :rotate:
Ну что, так держать. ;-)

   

главная