Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

Tempus Colligendi

15:57 

LVII. Отдел Тайн: Банк расходится

Poxy Proxy
Некто, смещающий ось Земли шагом за дверь.
— Ну и что с ним теперь? – поинтересовался Кингсли, вместе со всем залом глядя в удаляющуюся спину Фаджа. Уильямсон и Робардс уводили теперь уже бывшего Верховного правителя без особенного политеса, и выглядел Корнелиус совершенно убитым. Голова в так и не снятом котелке безвольно поникла, подошвы одетых на босу ногу туфель траурно шаркали по полу.

— Тут как раз довольно просто. Вы позволите минуту, господа? – Амелия сперва замерла, явно что-то проговаривая про себя, а потом выпустила из палочки серебряную чайку. Патронус немедленно встал на крыло и, сделав виток по залу, прошел сквозь потолок. Гарри почувствовал, как его немного отпускает, и перестал наконец рассматривать Арку. И хорошо — не время.

— Так вот, пока что нам и правда придется подержать его в его же кабинете, Руфус прав, — Скримджер благодарно наклонил тяжелую львиную голову. – Но сейчас к нему наведается мой секретарь. Чудесный юноша, впрочем, Гарри его знает.

— Ну да, мой бывший староста, — улыбнулся Гарри. – Между прочим, тут трое его братьев и сестра.

— Прелестная семья, — кивнула мадам Боунс. – Так вот, молодой Перси, когда я его вызвала, предложил сразу же отправить его в Мунго, поднять по тревоге дежурных и приготовить десятка два коек.

— Отлично, — одобрительно покивал Кингсли. – Тут, похоже, у всех есть раненые, и нечего детям валяться на холодном полу.

— А кто у вас? – шепнул Гарри.

— Аластор, — вздохнул Шеклбот, — он слабо реагирует на Эннервейт.

— …Так вот, — продолжала Амелия. – Молодой Уизли проследит, с посильной помощью ваших, Руфус, подчиненных, чтобы все надлежащие бумаги были подписаны. Мы ведь не делаем ничего противозаконного – по сути, Министр сам принял решение уйти в отставку после совещания с начальниками нескольких отделов, не так ли?

— Да, у него был выбор, — улыбнулся Кингсли. Когда он хотел, его белозубая широкая улыбка смотрелась жутко, как нож в темном переулочке. Скримджер отчего-то пока отмалчивался.

— Ну что же, коли так, значит, все дальнейшее придется обсуждать только нам четверым, — подытожил Гарри. – Раз уж мы владеем ситуацией… более или менее.

— Насколько я понимаю, — начал Скримджер, чуть усмехнувшись, — мой добрый подчиненный Шеклбот говорит здесь за соратников Альбуса Дамблдора? Как в ту войну?

— Да, похоже, так и выходит, раз уж старина Муди в отключке, — пожал плечами тот. – Разумеется, сложись все как следует, вместо нас обоих тут стоял бы Дамблдор…

— …Но сейчас – да, за тех, кто нам поверили, отвечаем мы, — продолжил Гарри. И добавил: — По отдельности. Так что я тоже поприсутствую.

— А вот против этого никто не возражает, — Скримджер окинул Гарри взглядом, задержал его на боковом кармане, оттянутом пророческим стеклянным шариком. – Прежде всего потому, что я хочу объяснений. Юный Энтвистл сумел мне кое-как описать суть дела, но мы, как видите, торопились.

— Сьюзи была в письме несколько более подробна, — кивнула Амелия. – Письмо, замечу, было не только обстоятельным, но и тщательно зашифровано фамильным кодом. Так что не выносите девочке выговоров, господин Поттер. Не надо.

— Увидим, мадам, — зло хмыкнул Гарри. Со Сьюзи надо было разговаривать еще не так! – Увидим…

— Но прежде всего вопрос к вам: как вы вообще это организовали?

— Долгая история, господа, мадам Боунс, — Гарри снова сел на ступень. – У Волдеморта это была очень долгосрочная операция: поднимите дела Сэвиджа и Бродерика Боуда – все это были ранние и не особо удачные попытки Волдеморта пробраться в Отдел Тайн.

— Это мы поняли почти сразу, — добавил Кингсли. – Мы попытались организовать охрану Отдела своими силами, но только затянули время.

— Когда Орден взялся пасти вход, Волдеморт принялся решать проблему другим путем. По сути, после допроса Боуда у него было примерное понимание проблемы, — Гарри то снимал, то надевал очки. Трудный выдался денек, но хотя бы эту историю он заготовил на совесть. – В общем, надо было, во-первых, войти в Отдел, во-вторых, снять пророчество с полки.

— Вон там, у стены, валяется господин Руквуд, — хмыкнул Шеклбот. – Мы все, я думаю, помним, за что его судили. Взялся за старое, поганец. Он их и провел, я так понимаю.

— И он же рассказал им то, что я узнал от директора, — добавил Гарри. – Что получить эту вещичку может только участвующий. Он или я. И вот тут наш дорогой господин Реддл решает, что он у нас великий интриган.

— Судя по тому, как обстоят дела, и здесь, и в принципе, он ошибается, — кивнула Амелия. – Но как вы его вытянули?

— Всему свое время, почтенная, — Гарри нравилось, нравилось рассказывать подобные вещи. Как тогда, на первом собрании Ордена. А сейчас еще и аудитория была куда как благодатнее. – Дело в том, что по результатам наших с ним прежних, — Поттер поморщился, — встреч Волдеморт в курсе, что в магии разума я ой не магистр. А он – замечу – не только знающий темный маг, но еще и специалист-легилемент высочайшего уровня.

— И что это ему дает? – Скримджер прищурился. – Допрос легилеменцией – это долгое и трудное дело, я свидетель.

— Времени у него хватало, — покачал головой Гарри. – Тут лучше. Он обложился книжками по психологии и начал заползать ко мне в сны. Пытаясь меня сюда довольно грубо вытянуть.

— В сны? – Руфус прищурился снова, недоверчиво. Переглянулся с Амелией. – Кажется, это невозможно.

— Но я-то этого не знал, — Гарри всплеснул руками. – Не забывайте – я все-таки, несмотря на фамилию, по большей части магглорожденный и много о чем понятия до сих пор-то не имею. Так что и заподозрил просто легилеменцию такую. С чем к директору и побежал. Кажется, я впервые видел Альбуса Дамблдора озадаченным.

— Немудрено, — вздохнула Амелия. – Это очень плохие новости, Гарри, раз уж у Того, который… у Волдеморта для нас есть сюрпризы такого размаха. Но я так поняла, Альбус тебе поверил.

— Да, проверил по Омуту памяти, попробовал мой разум сам, провел какие-то измерения, сам не знаю, для чего. У него были какие-то мысли, и они ему очень не понравились, — Гарри вздохнул снова, еще более траурно, — но теперь уж не понять, какие. Но да, решили принять как данность, и…

— И начали то, что магглы называют «радиоигра», — хмыкнул Скримджер. – Кстати, у вас неплохая команда. Давно?

— Год, — подтвердил Гарри. – По программе вашей же Академии, в принципе.

— Ну я могу представить, откуда инструктора, — Скримджер глянул на Кингсли. – Но за год это очень неплохо.

— Так ведь сокращаю, — Гарри отмахнулся. – У меня только боевой цикл; я им ни слежку не ставлю, как-то все незачем, ни дознание – прав таких не имеем. Магическое право вообще выбросил. Для этого у нас вы есть.

— Здраво, — кивнул Главный Аврор. – Такого наши темные друзья не ожидали, в конечном-то итоге.

— Итог вы видите, — Гарри обвел широким жестом зал и всех, кто в нем еще был. – Этот раунд, похоже, все-таки за нами. Но что дальше?

— А действительно, что дальше? – поинтересовался Руфус Скримджер, обводя своих собеседников внимательным, оценивающим взглядом. По Поттеру этот взгляд едва скользнул.

— Что же, я думаю, тут все понятно, — Кингсли ответил ему таким же взглядом. – Когда у нас на руках будут соответствующие документы от вашего друга Корнелиуса, мы соберем Визенгамот. Они, я полагаю, без проблем провозгласят чрезвычайное положение…

— Подождите-ка, — Амелия подняла ладонь, монокль сверкнул, как маленькое заклятие, — вообще-то чрезвычайное положение министр Фадж уже провозглашал. И тем самым вся процедура пошла по гоблину, простите меня за выражение. По сути, сейчас мы можем просто собрать начальников отделов, потом Визенгамот — экстренно и полным кворумом, такое право в указе прописано…

— Проще, — довольным тоном сказал Руфус. – Корнелиус может назначить преемника. Но мы оба понимаем, Амелия, что это будет один из нас.

— Сперва нам необходимо определиться вот с чем, — покачала головой ведьма. – Нужен ли нам еще один Верховный правитель – или нам нужен избранный Министр?

Гарри и Кингсли придвинулись поближе друг к другу. Между Главным Аврором и Главой отдела магического правопорядка явственно раскалялся воздух. Молчание висело одну очень долгую минуту.

Ну вот что за люди, подумал Поттер, им же не расскажешь, что кресло сейчас, как его не назови – это не способ развязать конфликт, а нарисованная на спине мишень. А ведь именно исходя из этого он предпочел бы Скримджера сейчас, на мадам Амелию у него свои планы. Но поддержать Скримджера будет ненатурально, да и невежливо, в конце концов.

Положение спас Кингсли, человек, в другом варианте реальности удерживавший этот же самый пост больше двадцати лет.

— Господа, господа, это, как ни странно, не горит, — хлопнул он в тяжелые ладони. – Тут другое надо решать. Во-первых, вопрос с Упивающимися. Ваши мысли?

— Неоднозначно, — пожала плечами Амелия, поймав родную и близкую ее сердцу тему юридических казусов. – С одной стороны, у нас действительно чрезвычайное положение, и мы, в принципе, имеем право отправить их на поцелуй. С другой – это ненормально, они уже арестованы и надо бы подвергнуть их суду. Полным составом Визенгамота, что уж. Многие наработали на поцелуй, но многие-то нет.

— Вообще, в норме я бы как раз выступил за дементоров, — пожал плечами Скримджер. – Но тут соглашусь с мадам Амелией – нам бы, правда, показательный процесс во всей славе и силе Министерства. Мы с вами все трое помним, как хорошо они действовали тогда, в восьмидесятые.

— Я, кстати, видел записи, — вставил Поттер. – На таких процессах часто болтают много интересного прямо с трибуны, это нам всем бы помогло.

— А вы, юноша, прагматик, — одобрил Руфус. – Тогда обождите, — он быстро отдал приказы оставшимся аврорам, Амелия кивнула Буту – и Упивающихся начали выносить.

Вперед, вперед, опять же молча подумал Гарри. Вперед в дырявый Азкабан и далее снова на передний край. Противно, но, во-первых, ничего не сделаешь, а во-вторых, где-то даже и на пользу.

— Дальше у нас что? – Кингсли, заложив руки за спину, прошелся вдоль ступени.

— Корнелиус был прав, — Скримджер чувствовал себя все увереннее и увереннее. – Пресса. Надо будет заранее соорудить им заявление, ну и я вызову Каффа.

— Позиции? – осведомилась Амелия.

— Как всегда после операций, — спокойно ответил Скримджер. – Да, были Упивающиеся. Мы этого не отрицаем. Но они что? Задержаны. В результате грамотных действий силовых ведомств и, — он посмотрел на Гарри и Кингсли. – И бдительного населения?

— Нас исключите, — с порога оказался Кингсли. – Я если и был, то как аврор, нечего тут. Пока Волдеморт в подполье, мы там тоже задержимся.

— А мы собой вполне гордимся, — коротко хохотнул в свой черед Поттер, — но по минимуму имен. Пишите тех, кто с открытым лицом – не ошибетесь.

— Здраво, — кивнул уже вовсю втянувшийся в работу Руфус. – Ну и общий тон – что Министерство теперь уже получило доказательства наличия Волдеморта, соответственным образом отреагирует, надо хранить спокойствие и не терять самообладания. А, да – Альбус Дамблдор героически погиб без подробностей и, уж простите, Шеклбот, но безо всяких извинений. Образ непоколебимости сейчас еще дороже, чем всегда.

Гарри и Кингсли обменялись взглядами. Кивнули.

— Леди Амелия?

— Надо заявить о намерении собрать Визенгамот уже сейчас! Сколько бы времени это не заняло, — почтенная леди немного искрила.

— О намерении – объявим, — Руфусом уже, напротив, владело некое благодушие. – Ну с «Пророком» решили. Кингсли, этот ваш «Видящий» пускай помолчит или хотя бы тиснет некролог по Дамблдору какой хотите. Помните – мы сейчас на одной стороне!

— Да я-то помню, — поскреб гладкую маковку Шеклбот, — только я к «Видящему» никакого отношения не имею.

— Однако, — развернулся к нему Скримджер. – Будете мне утверждать, что кто-то держит продамблдоровскую газету, о которой Дамблдор не знал?

— Дамблдор знал, — подал голос Гарри. – Он точно знал Ксенофилиуса Лавгуда и, видимо, тот через директора и продал свою типографию. Я слыхал об этом. Директор писал туда пару раз, это я знаю точно, при мне дело было. Но финансировал ли он ее…

— Еще того веселее, — проворчал Скримджер.

— Старик, как всегда, полон сюрпризов, Руфус, — улыбнулась Амелия. – Кстати, у него же явно есть завещание… Возможно, ответ там, но я в него запускать руку не хочу.

— А вот теперь, если позволите, несколько вопросов есть у меня, — снова заговорил Гарри. – Даже не вопросов, а, будем честными, требований.

— Даже так? – глухо хмыкнул Скримджер, но на бойцов Поттера покосился.

— Да, именно так, — спокойно подтвердил Гарри. – Мои ребята взялись за палочки потому, что Фадж – идиот с манией величия, а Министерство – стая криворуких бюрократов. И вам лучше бы доказать, что это не так, в кратчайшие сроки.

— И как же, по-вашему, я должен это сделать? – осведомился порядком раздраженный Руфус. А вот Амелия глядела из-за его плеча явно благосклонно. Леди забавляла сама ситуация.

— Да все просто, — успокаивающе поднял ладони Гарри. – Во-первых, все декреты касательно ситуации в Хогвартсе будут отменены. Они все равно не исполняются и исполняться, покуда я жив, не будут, но я предлагаю Министерству перестать выставлять себя в дурном свете и отменить их.

— Я думаю, мы можем рассмотреть эти документы с новой точки зрения, — Скримджер все не сводил с него взгляда, но Гарри взгляд не отводил.

— Нет, они будут отменены все сразу, пакетом, без консультаций и с завтрашнего дня. То же касается самой должности Генерального инспектора. Мы не зря лезли под Непростительные.

— У нас есть такие полномочия, Руфус, — тихо сказала Амелия, но тот чуть вздрогнул.

— Раз вы говорите, что у меня они есть – пожалуй. Так тому и быть, Поттер. Что еще?

— Проще, — Гарри кивнул с видимой благодарностью. – Все взыскания мисс Долорес Амбридж снимаются. Все отчисленные ей возвращаются на курс, и не позже седьмого июля проходят через свои экзамены.

— Это будет сделано, мистер Поттер, — Амелия Боунс не дала Главному Аврору даже удивиться. – Разумеется, мы должны возместить ученикам последствия необдуманных министерских решений.

— Но мы не будем делать из этого спектакль с извинениями, Поттер. Ведь не будем? – спросил Скримджер.

— Это меня мало волнует, — ответил Поттер совершенно искренне. В конце концов, с этим он справится и сам.

— И третье. Фронт Обороны Британии получит легальный статус как гражданская организация, раз уж вы закрыли Дуэльный клуб, — Гарри сейчас звучал почти что как сам Скримджер.

— Ваш кружок самообороны? Ну, раз уж эдикт о школьных кружках отменен…, — развел руками Скримджер.

— Нет-нет, вы не поняли, — откашлялся Гарри. На его лицо выползла уже совершенно пакостная ухмылка. – Не как, простите, школьный кружок. Как автономная гражданская организация, неподотчетная директору Хогвартса либо любому из отделов Министерства. Мы не собираемся никому сдавать нашу финансовую отчетность, списки личного состава, перечень имущества либо учебные программы. Даже палочки для проверки. Я не намерен ни от кого получать приказы, распоряжения и служебные циркуляры. Вы поставите печать на нашем уставе – я как раз его как следует причешу – и хватит с вас.

— И на кой хрен, я вас спрашиваю, мне армия школьников под боком? – саркастически скривился Руфус. – Тем более неподотчетная, как вы выражаетесь, мне? Кстати, кому подотчетная? Шеклботу?

— Мне, — отрезал Поттер. Амелия смотрела на него все более и более расширяющимися глазами, начиная походить на племянницу все больше. – Вы, похоже, полагаете, что у вас есть выбор, господин Главный Аврор. Но ситуация такая же, как с эдиктами. В нашем уставе первая фраза звучит вот так, — он коротко усмехнулся и процитировал: — «Фронт Обороны Британии есть добровольческая боевая организация, действующая в любых условиях». В любых, господин Скримджер. И наш легальный статус будет уменьшать не наши, а ваши проблемы. Мы просто прекратим водить ваше дорогое Министерство за нос и сосредоточимся на Волдеморте.

Он выдохнул.

— Вы же всегда сможете рассчитывать на нас: что наш родной Хогвартс, что маггловские кварталы, откуда многие из нас вышли, что, как видите, Министерство, где работают отцы и матери моих ребят, мы будем оборонять даже в одиночестве. Тоже, кстати, вне зависимости от легализации – просто так нам будет проще сработать вместе.

— Значит вы, господин Поттер, предлагаете… декларацию о невраждебности, по сути? – проговорила Амелия, чуть-чуть, уголками губ, улыбаясь. – Раз уж все остальное, по вашему мнению, не так важно?

— Да, и я серьезно этого хочу, — кивнул Гарри. – Что мы, что Орден, что ударники, что Авроры – все мы будем лучше смотреться большим фронтом.

— Допустим, я могу это утвердить, — Скримджер выглядел еще настороженно, — если вы не намерены лезть, куда вас не просят. Мне не нужны детские трупы.

— Мы – Фронт Обороны, — выделил последнее слово Гарри. – Обороны, господин Скримджер. Если вы попытаетесь погнать моих штурмовать великаний табор – я, вполне вероятно, прилюдно пошлю вас хвостороге под рогатый хвост. Потому что я пока что не нанимался в Аврорат. Но за свои дома мы будем держаться зубами, и если авроры прибудут вовремя в те места, что мы защищаем – пусть даже распоряжаются моими. Им это только на пользу.

— Допустим, мы пришли к соглашению, — без особого довольства проговорил Главный Аврор. – Хотя я не уверен, что это хорошая идея, Амелия.

— Мне кажется, что скорее да, чем нет, но время покажет, — мадам Боунс, кажется, теперь это все уже не интересовало. – Да и есть кое-что, что мы еще не рассмотрели, уважаемые господа.

— Амелия, что вы имеете в виду? – подобрался Скримджер, но мадам Боунс смотрела на Поттера.

— Пророчество, Гарри, — проговорила она. – То, за которым приходил наш общий знакомый. Ты ведь вынес его из того зала, не так ли?

— Вынес, — Гарри пружинисто встал со ступеньки, выпрямился, повышая голос – тут он немедленно стал гулким. Он вытянул шарик, сияющий, будто маленькая вселенная. Или будто брелок, положенный на диод. – Вот оно, Пророчество Сибиллы Трелони – то, которым окончилась Первая Магическая, господа. И то, с которого началась вторая.

С размаху он грянул шарик о плиты пола.

— Грядёт тот, у кого хватит могущества победить Тёмного Лорда, рождённый теми, кто трижды бросал ему вызов, рождённый на исходе седьмого месяца… и Тёмный Лорд отметит его как равного себе, но не будет знать всей его силы… И один из них должен погибнуть от руки другого, ибо ни один не может жить спокойно, пока жив другой… тот, кто достаточно могуществен, чтобы победить Тёмного Лорда, родится на исходе седьмого месяца…

Призрачная Сибилла твердила об этом раскатисто и веско, на весь теперь уже свободный от Упивающихся зал. Люди внимали, кто-то с испугом, кто-то с удивлением, кто-то – и прежде всего трое у пьедестала – пытаясь подверстать смутный текст к невеселой политической реальности. И только Поттер мог бы уже, кажется, засыпать в скучных местах.

— Таково пророчество, господа. Я и директор знали его текст. Волдеморт знал – и знает – часть. Если вы считаете, что это что-то меняет – это ваше дело.

Поклонившись, Гарри ушел в тот угол, где расположились его бойцы.


* * *
Ребята, между тем, устроили неплохой лазарет. Несколько парней сбегали к месту засидки группы Седрика, и теперь раненых уложили на афганские накидки-пату, а Невилл достаточно уверенно шарил в аврорской аптечке.

Он вообще был дивно хорош сейчас – мальчик, только что убивший своего первого не противника, а именно врага, совершенно забыл об этом просто потому, что нашлись дела поважнее. Сейчас он аккуратно, но с силой вправлял плечо ругающегося себе под нос по-болгарски Крама. Со спокойным лицом, как следует взявшись, быстрый рывок до щелчка – болгарин на секунду осекся, потом наконец утер пот со лба. Невилл же шел дальше, без пауз.

Джинни, с наскоро остриженными режущим заклятьем волосами и толстым слоем противоожоговой мази на пол-лица, уже спала, беспокойно ворочаясь в самом углу, где меньше дуло. Луне короткими, вдумчивыми пассами палочкой фиксировала сломанную ногу Флер, что-то успокоительно шепча кусающей бледные губы девочке на ухо. На одном одеяле молча сидели, очень осторожно приобняв друг друга, Тони с Падмой – множественные ушибы и множественные порезы в недалеком прошлом.

Гарри пошел было к Лонгботтому, но тот обернулся, промокая каким-то платком рассеченную бровь Терри Бута. Рана затянулась на глазах, и теперь Гарри видел, почему. На плече Невилла сидел феникс – крохотный, всего только цыпленок, но несомненный Фоукс – и иногда ронял на этот платок покаянные слезы.

Феникс тоже заметил Гарри и высоко, но приятно курлыкнул. Невилл тут же обернулся.

— А, Гарри, — улыбнулся он уже устало, но еще сердечно. – Ну, как все прошло?

— Да вроде ничего, — Поттер крепко пожал своему военмедику руку. – Важнее то, как народ? Слушай, койки в Мунго уже готовы, спасибо Мадам Боунс, так что если что – главное додержать…

— Да тут тяжелых человека три, — поспешил успокоить его Невилл. – Учил ты нас на совесть, да и слезы вот этого парня, — он аккуратно почесал Фоукса под клювом. Тот свистнул и, косясь на Поттера, требовательно постучал клювом о палец Невилла – Кстати, похоже, он хочет, чтобы вот это я тебе отдал.

Невилл достал из-за ремня палочку и подал Гарри. Тот принял ее почти с благоговением – да, та самая Старшая Палочка, за которой его посылали. Та самая – но не совсем – палочка оставалась глуха, Гарри не чувствовал ее. А значит, дело еще не закончено. Он сунул ее рядом с чехлом, кивнув Невиллу.

— Спасибо вам обоим. Важная вещь.

— Сила? – усмехнулся Невилл, но глаза его улыбки не содержали. Он смотрел на Гарри очень серьезно, ждал чего-то.

— Нет. Напоминание, — покачал головой Поттер, и лицо Невилла разгладилось. – Сила у тебя, — он указал на Фоукса.

— Сам не знаю, как вышло, — Невилл смутился. – Он просто прилетел, когда я занимался Джинни. Начал плакать – так, что слезы текли ей на ожоги – а потом сгорел. И теперь не улетает.

— Может, и не улетит. Ты для него вполне неплохой хозяин, — улыбнулся Гарри. – Помнишь, я рассказывал ту историю о Василиске, шляпе и мече? Ну, про «только истинный гриффиндорец…».

— Ага, на втором курсе. Ты тогда так гордился этим..., — Невилл хмыкнул, но тут же добавил. – Не, таким и нужно гордиться, наверное.

— Так вот… сейчас, наверное, я меч Годрика из шляпы не вытащу, — Гарри все еще улыбался, но судя по выражению Невилла, что-то изменилось. – Уже не тот. Я вот ты – вытянешь, кстати.

— И отчего ж такие выводы? – тихо спросил Невилл. – Из-за Рабастана?

Гарри подумал. Да, было что-то общее между визжащим, исходящим кровью Василиском и Упивающимся с разодранными легкими. И тогда, и теперь – желание защитить беззащитную девочку, что характерно, ту же самую, плюс горящая ярость в адрес несомненного врага, которого еще и по всем законам никак не достать… Но нет.

— Нет, — сказал он вслух. – Из-за этого.

Гарри обвел широким жестом импровизированный лазарет – и ушел туда, где в небольшую кучку собрались каким-то чудом здоровые.


* * *
На обломке, что вышибло из постамента, кажется, уже Волдемортом, сидел и витийствовал Рон Уизли. С ним о чем-то спорил Эрни Макмиллан, а стайка парней кивали в такт то одному, то другому. Он подошел ближе.

— В общем, надо было их, козлов, сперва Силенцио бить, — уверенно рассуждал Рон. – Ну сколько их невербалкой владеет? Ну Долохов. Ну не все же!

— Так ведь если поганец открыт, чего по нему немотой-то? – возражал Эрни. – Надо режущим сразу, а то чего тянуть?

— Ну да, медленнее получится, — кивнул Рон, — но сами целее будем. Потому что Диффиндо у тебя, прямо скажем, не очень, а Силенцио на первом курсе проходят, да и щиты на них разные. А командир нам всегда так и говорил – «Главное – самим не нарваться». Да сам его спроси.

Гарри подходил, аплодируя. Нет, они неистребимы. Выжили при операции против стада рецидивистов – и обсуждают его так, будто это квиддичный матч. Но он тут не за этим.

— Так. Так. Так, — несмотря на аплодисменты, он не предвещал собой ничего хорошего. – С награждениями мы еще успеем, а пока… Дайте-ка мне сюда Боунс.

— Что, не потерпишь? – хмыкнул Рон, но Сьюзи уже выходила вперед, прервав разговор с Гермионой. Гарри почувствовал, что все идет как-то не так: девушка не выглядела виноватой, равно как и испуганной. Может быть, усталой, но это была, судя по все еще чуть алеющим щекам и умиротворенному выражению лица, весьма специфическая усталость. Сорвав Кубок, Рон выглядел, помнится, так же. И как-то похоже выглядела Джинни одним очень насыщенным вечером еще на Гриммо.

— Сьюз, вот как все это понимать? — заговорил Поттер, начиная сердиться на себя за явно неподходящие мысли. Да они тут вконец так распустятся! – Но я английским языком запрещал тебе сюда ходить, ты это помнишь? Я ведь велел тебе заняться тетушкой, так?

— Я и занялась ей, — лукаво улыбнулась Сьюзи, — и, кажется, вы остались друг другом довольны.

— Не занялась бы – я бы говорил с тобой не так. Но это неважно, — Поттер не собирался играть в эти игры. – Послушай, как и все остальные, ты сама, по своей воле обещала идти за мной и слушать, что я, собственно, тебе говорю.

— Вот-вот, идти за тобой. А ты обещал держать меня поближе к истории, — хихикнула юная Боунс. Ее явно куда-то несло, но Мерлина ради, куда?

— Все это не отменяет того факта, — Гарри изо всех сил пытался удержаться на финте Вронского и не влететь в восторженные трибуны, — что вы, мисс Боунс, к пикси отстраняетесь от акций до первого сентября, это раз!

Рон очень явственно выдохнул на заднем плане.

— Далее, — Гарри подошел к ней поближе, стараясь недвусмысленно нависнуть. Но нет, при всей форме роста, как всегда, не хватало. – Именно тебе придется все лето сводить из двух действующих уставов и моих невнятных заметок сводить для нас действующий полевой устав. И, поверь, там должна быть статья о повиновении приказам. И о взысканиях.

— Поверь, — выдохнула Сьюзи, сама делая шаг к нему, — наказывать меня ты можешь так, как пожелаешь. Так, как тебе заблагорассудится. Но я ни на минуту не жалею, знаешь ли, — она была совсем близко, но и Гарри не отступал. Что вообще происходит, почему здесь, зачем сейчас? Но Сьюзи продолжила – ближе и тише. – Я должна была быть здесь.

В следующий момент Гарри понял, что его, как загулявшую старшекурсницу, попросту взяли за ворот, притянули к себе и целуют. Но губы у Сьюзи были именно такие, как нужно – горячие сейчас, в подземельном холоде, и… да, чувствительные. Потому что не ответить Гарри не мог.

Очнулись они, когда перестало хватать воздуха. Гарри с удивлением обнаружил, что обнимает Сьюзи за талию, а она его – за плечи; что все окружающие замерли и смотрят на них – кроме Невилла, у которого свои проблемы; что Ронни из-за спины девушки показывает Гарри два больших пальца, а Гермиона отчего-то настороженно прищуривается.

— Потому что какой ты Лорд без своей Беллатрикс?

@темы: Текст

URL
Комментарии
2013-12-25 в 17:01 

Anna Gemini
Если ты не можешь управиться со мной в мои худшие дни, ты ни черта не достоин меня в мои лучшие (с)
Ваааах....
Дамблдора жаль. Но вы, кажется, определились с главным пейрингом?)

И всё-таки, почему Лорд, почему такие параллели?..

2013-12-27 в 14:45 

Рельмо
Работать всласть, но не переутомляться; побольше гулять и путешествовать и, главное, никогда, ни в чем не перечить своей натуре. (с) Пирогов
:five:

2014-01-12 в 18:36 

Clegane
попереду - холодна могила, а позаду - вороги лежать
Ну не батькой же Поттера называть, хотя он тут на такой титул заслужил. Не та традиция.

2014-01-12 в 18:39 

Anna Gemini
Если ты не можешь управиться со мной в мои худшие дни, ты ни черта не достоин меня в мои лучшие (с)
Clegane,
Ну не батькой же Поттера называть
:lol: действительно, и не "командиром" же)

2014-01-12 в 20:45 

Poxy Proxy
Некто, смещающий ось Земли шагом за дверь.
Да уж, не jefe. Разве что caudilho.

URL
2014-01-12 в 22:10 

P.R.
Пусть в помыслах твоих Итака будет конечной целью длинного пути
Poxy Proxy, я давно говорю, что падрон Поттер. :-D А вот до Папы Гарри ему далеко, для этого надо поседеть и эмигрировать в Аргентину - самое меньшее.

А вообще - прижали-таки бабы Главного Аврора. "И куда вы теперь, молодой человек, деваться собираетесь?" (с.)

2014-01-12 в 22:12 

Poxy Proxy
Некто, смещающий ось Земли шагом за дверь.
А вообще - прижали-таки бабы Главного Аврора. "И куда вы теперь, молодой человек, деваться собираетесь?" (с.)

Самый интересный вопрос - в каком качестве прижали.

URL
2014-01-12 в 22:26 

P.R.
Пусть в помыслах твоих Итака будет конечной целью длинного пути
Poxy Proxy, в гараже и на рыбалке его вроде пока никто запирать не собирается, это правда, но так ведь об этом и вопрос не ставился. А так - взяли нашего героя тепленьким.

2014-01-12 в 22:31 

Poxy Proxy
Некто, смещающий ось Земли шагом за дверь.
Не, ну Поттер-то сейчас офигел наотличненько, пуще Брежнева. Вопрос в том, насколько ему придется фигеть дальше и в компании кого.

URL
2014-02-03 в 14:53 

Rainbow Dragon
Обожаю кошачьих!!!
Прекрасно! Но - Проды! Проды для бога Проды!! Килобайты для трона Килобайт!!

   

главная