Tempus Colligendi

03:40 

LV. Отдел Тайн: Ставок больше нет!

Poxy Proxy
Некто, смещающий ось Земли шагом за дверь.
Интересный выдался денек. Гарри еще немного потасовал группы, но после шестой перемены умотались все. Есть некоторый предел парализующих, который человек может вынести без горячей ванны и теплого чая, да. Так что уже далекую от арестов арест-команду Поттер, Уизли и Лонгботтом разоружили, наскоро подлатали и повели уже назад, неторопливым маршем.

Состоявшаяся в пути дискуссия оставила у Гарри странное впечатление. Он, Рон, Невилл и Тони болтали в основном с Вильямсоном, разбирая состоявшиеся бои и через раз начиная друг на друга орать; выглядело это все почти как после нормальных аврорских учений, и Гарри блаженно купался в ностальгии. А вот с другой стороны малиновкой разливалась Кослетт – и речь Мэг напоминала скорее лекцию по выбору профессии; аврорат велик и прекрасен, говорила она, у нас есть бесплатное лечение в Мунго и печенюшки, говорила она. И только что закидывавшие ее заклинаниями ребята восторженно внимали.

— …И вообще, я не понимаю, какого пикси мы тут делаем, — сплюнул ранее молчавший Праудфут перед самой школой. – Гляди, парень: на свободе шатается уйма Упивающихся. Кстати, ты в курсе, что они начали убивать магглов, хоть в газеты оно и не попадает? Так вот, мы – в курсе. И тут целых шесть человек посылают за учеником и лесничим.

— Когда мы вышли к этому вашему строю, я уж подумал, что у вас тут, собственно, филиал, и тогда все объяснимо, — подхватил Вильямсон. – Вот только тогда бы вы нас поубивали к гоблина матери.

— Позорная была бы смерть, — констатировал Праудфут. – Но сами виноваты, школьникам-то… Ладно. Вы все-таки школьники, тут уж поверьте, а мы вами заниматься не должны. Фадж кусает собственный хвост.

— Нами. А мы задолбались отплевываться, если честно, — суммировал Кристофер и умолк. Впереди уже показались серые стены.

Все устроилось наилучшим образом. Протащить в Хогвартс несколько человек – не проблема, если с тобой работают близнецы Уизли, а дальше у Гарри уже был план. Авроров с извинениями – не слишком, впрочем, долгими – свели в Тайную Комнату. Пока младшие таращились на скелет Василиска, Гарри разъяснил старшим, что это всего только на два дня, после чего их выведут для доклада Скримджеру. Представив им Винки, Гарри наказал не стесняться просить у нее еды, одеял и даже книг из библиотеки, но даже не пытаться заставить домовиху их вывести. Ибо приведет это только к очень большим проблемам и только у них шестерых. А пока… пускай уважаемый Руфус поволнуется. Пускай объявит повышенную готовность по-тихому. Пригодится.

Милейшая Диана Картер, порождая у Амбридж дальнейшие вопросы, не вернулась в факультетскую спаленку. Гарри отвел ее в Выручай-комнату — где дама немедленно возлегла на знакомом Поттеру диване, завернувшись в плед по подбородок и сверкая глазами.

— Ну как, я заработала на Отдел Тайн? – с торжествующей улыбкой начала она.

Гарри уселся на край дивана – сегодня придется спать на Гриммо, похоже. Диана, заметив, что уходить он пока не планирует, вольготно привалилась к возникшей прямо за ней широкой спинке.

— Не думаю, — покачал головой он, видя, как девушка чуть хмурится, ожидая разъяснений, — Мои пока еще тебя не очень поймут, а целостность организации для меня, прости, дороже твоего веселья. А вот следующую акцию, возможно, я могу тебе обещать.

— Слушай, я пришла к тебе, чтобы участвовать в войне, — Диана расправила плечи. Мантии на ней уже не было, рядом висел и джемпер – да, тут все-таки тепло. Школьная же блузка и так порядком посмялась за лесную прогулку, хуже не будет.

— Ты всегда могла уйти к Волдеморту, — парировал Гарри. – А у меня ты уже участвуешь, и лично я тебя ценю. Без тебя не мы бы выбирали, где драться, а авроры; ты у нас девочка умная, сама знаешь, сколько это весит.

— Не могла бы, — тряхнула Диана черным каре. – Я бы у него была как Драко Малфой. Маленькая мисс Никто. А тебе я интересна, и ты это прекрасно знаешь.

— Есть такое, — кивнул Гарри, замечая некое движение, пока еще тихое. Да, точно. Милая мисс Картер расстегивает, безбожно путаясь, верхнюю пуговицу блузки. Но мы это проигнорируем.

— Ну и не зря! Я могу дать тебе больше, чем сейчас, знаешь ли, гораздо больше. Я лучше, чем большинство твоих ребят, Гарри, — самоуверенно, но как-то нервно улыбнулась она. – Ты проводишь со мной больше времени, чем с каждым из них, кроме Уизли, Грейнджер и… Боунс. И для меня это, знаешь ли, важно. – Картер перевела дух. В исполнении Сьюзи или, скажем, Лаванды это смотрелось бы эффектно, а тут разве что привлекло внимание к румянцу на загорелых щеках.

— Нет, ну спасибо, конечно, но…, — начал было Гарри, но девчонку понесло.

— Я хочу твоего Искусства, я говорила. Я хочу сражаться там, где бьетесь вы, мой…, — и вот тут прорвало уже Поттера.

— Вы сговорились?! – заорал он, заставляя Диану прерваться и хлопнуть ресницами, как третьекурсницу. Однако Картер была крепка и баснословна, посему продолжила, привычно урезав пафос.

— Да, мой командир. Лучше так, чем учитель, знаешь ли. Веселее.

Гарри выдохнул с явственным облегчением.

— Только это? – поднял бровь он. Лучше уточнить, чтобы хоть тут без «лордов». Но Диана, похоже, поняла его как-то не так. От ворота блузки отпала вторая пуговка и покатилась по полу.

— Это… и все, что потребуется.

Гарри немедленно поднялся. Лучше уж не понять, ничего не понять, а то и так до беды недалеко.

— Хорошо. Твоя палочка пригодится мне летом, Картер. Много раз, и после того тоже – ведь война близко. Но пока – отдыхай, комната твоя.

— Есть, командир.






* * *




Исчезновение арест-команды не слишком-то обрадовало Долорес, но что, в конце концов, она могла сделать? Ушедшая с ними слизеринка исчезла совершенно так же, и это уже тянуло на скандал. Искать удалившихся в Запретный Лес по-настоящему глубоко мог разве только Хагрид, а он – какое совпадение – тоже предпочел растаять в воздухе. Опять же, признаков Поттера также не наблюдалось.

Что сделал бы нормальный директор? Вызвал бы в школу мадам Граббли-Планк, собрал бы старших учеников в цепочку, поставил бы преподавателей на координацию, запустил бы квиддичистов на метлах в небо. Что сделала Амбридж? Решила, что авроры, не имея возможности аппарировать и желания возвращаться к Корнелиусу без Поттера, встали себе лагерьком и теперь спаивают там юную Картер.

День прошел нервно, народ как-то автоматически готовился к Истории магии, твердо зная, что благодаря милейшему Биннсу завалит ее к чертям, все забыв и ничему не научившись. Как ни странно, это даже успокаивало.

Единственная же, кого История магии не волновала по обратной причине, занималась совсем другими вещами. В восемь утра восемнадцатого, как и было предписано, выставка «Мама, папа, я и Министерство – одна семья» была, к стыду мироздания, торжественно открыта. В лишенный столов класс вошли сперва Амбридж, несущая три дурно трансфигурированные медали, потом исполненная вселенской благодати Сьюзи, а потом мерзостно улыбающийся Томас.

Об пол загремели медали. Дин хихикнул.

Чего там только не было! В простых рамах под стеклом нашлось место и остросоциальному полотну «Маиво папу уволел менистр», и почти парадной картине «Молодой Корнелиус Фадж, почтительно получающий наставления от Директора Хогвартса А. П. В. Б. Дамблдора». В витрине недвижно стоял вылепленный из маггловского пластилина Фадж; лицо его озадаченно и осуждающе кривилось, потому что заколдовать фигурку как следует юная скульпторша не смогла, а Луна смеялась так, что помогать ей не стала – «Очень отражает, милая». В другом углу располагалась гордость Эдди Кармайкла – инсталляция «Государственный бюджет Магической Британии»: в коробке из-под сливочного пива лежала пуговица, значок «Ракет» и просроченный билет на Хогвартс-экспресс.

Но центром экспозиции был, конечно, созданный коллективом под управлением мисс Лавгуд шедевр «Котята Судьбы». Выписанная Луной в очень льстящей ей прерафаэлитской манере печальная Долорес протягивала белые ладони к полной луне, пока вокруг нее бесился хоровод разноцветных демонических котят. Каждый участвующий школьник нарисовал по котеночку, и фантазия детей глубоко превосходила их же исполнительское мастерство. Котята действительно пугали.

— Инсендио! – после долгого нечленораздельного бормотания заорала Амбридж. Но нет. Целый день добрые люди из ФОБ во главе с Гермионой накладывали на экспонаты чары Неразрушимости. На Долорес с ее куцей палочкой и таким же талантом хватало за глаза.

После еще нескольких судорожных попыток Амбридж с выражением мрачной решимости схватила Сьюзи за запястье и поволокла за собой – и не ожидавшая этого девочка пошла прямиком в кабинет, ныне по ошибке именуемый директорским. Полуминутой позже в коридор выбежал Дин Томас – но он отправился совсем в другое место.






* * *




— …Профессор Снейп, вы вообще понимаете, что мы имеем дело с целенаправленной диверсией? – Амбридж строго постучала палочкой по столу, но Северуса это не слишком впечатлило. Он посмотрел на Сьюзи и пожал плечами.

— Лить Веритасерум в учеников – это не лучшее украшение личного дела, так или иначе. Вам, положим, наплевать, но я не хочу прекращать преподавание.

— Вы прекратите его, если не отдадите мне то, что я требую, — медово улыбнулась Долорес. – Это ваша работа, господин зельевар.

— Профессор. И моя работа – учить детей, — уведомил ее Снейп. – И если Попечительский совет начнет задавать вопросы – это будет неприятно.

— Вы прекрасно понимаете, что Министерству не интересен любой совет, — Амбридж уже почти пела. – Так что вам следует подумать, с кем вы.

— Я знаю, с кем я, — а вот Снейп, напротив, шипел, — а только готово ль Министерство протянуть мне ноги, ну, руку навстречу?

— Вы имеете наглость торговаться? Сейчас, когда отечество не терпит промедления? Плохой же вы патриот, профессор Снейп!

— Какой есть, — безыскусно парировал тот. Сьюзи сидела и наблюдала за невидимым шариком для пинг-понга, что летал между ними двумя. – И верю, замечу, в утвержденные процедуры. Выдайте мне приказ, мадам.

— Но я обращаюсь к вам не как директор, — чуть приглушила звук Амбридж, — но как неравнодушный гражданин, выступающий против оплевывания наших общих святынь?

— Тогда что вы тут делаете? – осведомился зельевар. – Но что не как директор – это отлично, пусть приказ будет от генерального инспектора. Не мне вам объяснять, сколько весит подпись министерского уполномоченного.

Амбридж прищурилась было, но тут же довольно улыбнулась.

— Что же, по крайней мере вы правильно воспринимаете действительность, профессор, и я понимаю ваше почтение перед буквой указа. Ладно, я…, — она заскребла пером по пергаменту. – Предписываю… порцию веритасерума… восемнадцатого… генеральный инспектор… ага!

— Печать, — посмотрел Снейп на документ.

— О, простите уж, она мне недоступна, — Амбридж выглядела почти сконфуженно, поглядела на Сью,но та и так знала, в чем дело. К директорским регалиям жабу так и не допустил Хогвартс. Но Снейп знал, о чем просит.

— Долорес, малую министерскую. Я знаю, что она у вас есть! – Снейп угрожающе сдвинул брови. – То, чем вы пропечатывали представление на увольнение Трелони!

Амбридж, поминутно косясь на юную Боунс, проштамповала документ не глядя, отработанным движением ветерана столов.

— Все, идите за зельем!

— Я профессионал, — хмыкнул Снейп, доставая маленькую склянку прозрачной жидкости. – Ну зачем еще я мог вам понадобиться? Держите. Когда она это примет – начнет болтать без умолку, про все, что знает, вообще про все. Даже если захочет – не остановится, ее начнет тянуть на новые, новые ассоциации, и по цепочке…, — говоря все это, он смотрел на Сьюзи, не отрываясь.

— Прекрасное средство, — кивнула Амбридж. – Я вас не задерживаю.

Снейп ушел, и Сью осталась с псевдодиректрисой наедине.

— Ты прекрасно понимаешь, девочка, что я заставлю тебя выпить это так или иначе, — мелко хихикая, совсем уже другим голосом начала та. – Меня многому учили, на случай, если плохие мальчики и девочки будут чем-то недовольны и начнут плохо себя вести. Но ты ведь послушная девочка? Ты ведь хорошая девочка, Сьюзи?

Этот голос. Паточно-сладкий голос милой маленькой девочки, которой нравится учиться, петь песенки про куколок и смотреть на сбитых на шоссе собак. Сьюзи протянула руку, зная, что его придется слушать еще долго. Получив открытый пузырек и рекомендацию не шутить плохих шуток, которые так неуместны для хорошей послушной деточки, выпила.

Ничего не произошло. Только на языке – легкий привкус вечной водопроводной ржавчины. Да быть не может.

— Ну, рассказывай, деточка, — приняв глубочайшее удивление на лице Сьюзи за начало действия зелья, Амбридж приступила, — значит, твоя тетя собирается свергнуть Верховного Правителя?

— Вы знаете, подобные мысли рано или поздно возникают, наверное, у каждого, — широко улыбаясь, начала Боунс, — разумеется, тети Амелии всегда были определенные идеи по государственному управлению – скажем, политика Министерства здесь не очень удачна, штат раздут за триста процентов больше необходимого, почти как в норвежском Министерстве, а ведь Норвегия заключила свой статут еще не будучи, вообще-то, Норвегией – она тогда была датской. Вот так же вышло с землями в составе Швеции, ну там Финляндией, но Статут, в 1648 году это было, заключался и на «Балтийские земли». И знаете, к чему это привело? Во всей России местные ведьмы еще и не думали скрываться, охоты на ведьм же не было, а как в Санкт-Петербурге – так блюли сразу же прямо в шведских формулировках, довольно жестких, доложу я вам. За все время – только три масштабных нарушения; последний раз в двадцатых, знаменитый Выездной бал ректора Дурмстранга Воланда, но тут и не в самом бале дело. Ему тогда что-то стукнуло давать цирковые представления для магглов, а такого не бывало со времен Калиостро – ну вы подумайте, сегодня преподаватель трансфигурации в Бобатоне, а завтра ярмарочный клоун для дорогой аудитории. Впрочем, в Бобатоне вообще ценили роскошь, вот, например, при Наполеоне…

— Хватит, — квакнула Амбридж. – Так да, или нет?

— Интересный вопрос, им кто только не занимался! Еще у греков…

— Знаешь ли ты вообще что-то о заговоре против Министра Магии? – замахала руками Долорес.

— Конечно! – торжествующе провозгласила Сьюзи. Сегодня был удивительно подходящий день – день СОВ по ее любимой Истории Магии. – Вот, например, в 1874 году состоялся, как сейчас склонна считать историческая наука, успешный заговор аврора Фанч-Стаута, но это есть вопрос дискуссионный. Или вот, например, вспомним заговор против французского позапрошлого министра в рядах аврората… подавленный, конечно, Департаментом Правопорядка, но с кровью. Вы знаете, аврорат вообще опасен, а во Франции он еще и открыто консервативен, так уж вышло – слишком много бойцов из старых семей, слишком сильная внутренняя культура. А вот у нас…

— Ну? Ну? – приободрилась было Амбридж, но Сьюзи беззаботно закончила:

— …Ничего такого нет.

Долорес задумалась. Снейп ведь предупреждал – ассоциации несут не привыкшую к допросам девчонку куда только можно. Кажется, она и сама видела такое на допросах в Визенгамоте, но можно же как-то… наверное, тщательной формулировкой?

— Итак, Сьюзи, расскажи мне детально, какие именно меры предпринимает Амелия Боунс, чтобы сместить Верховного Правителя Корнелиуса Фаджа? – медленно, четко артикулируя, проговорила она в лицо все так же улыбающейся девочке. Ох и странное у нее выражение – гадость этот ваш веритасерум!

— Ну, во-первых, — обстоятельно заговорила юная Боунс, — это организация выборов, за которую согласно уставу Министерства от пятнадцатого октября 1879 года ответственен Отдел обеспечения магического правопорядка. Во-вторых, она скрупулезно исполняет внутренние и внешние распоряжения Корнелиуса Фаджа по политическому сыску, хотя это и дело аврората, что наносит текущему министру исключительный вред. В-третьих, она существует и уже этим наводит людей на мысли.

— Хватит, — заорала Амбридж. – Где Поттер?

— Вот и я часто думаю, — лицо Сьюзи стало мечтательным, — где он в нашей истории? Какое место ему предстоит занять?

— В вашей истории? – лицо бедной Долорес догнало и перегнало оттенком ее кофточку. – Да нету у вас никакой истории! Откуда у вас, кандальников, история?! Вырежем! Все вырежем! Всех! Ты! Да я все о тебе знаю, непристойная ты девка!

Сьюзи было очень интересно, она-то почему. Но лицо приходилось держать.

— Не думай, я получала исчерпывающие доклады! Это вы! Вы дергаете Поттера за ниточки! Твоя тетка за ниточки, а ты – за прочее! Бесстыдные бабы! С четвертого курса! На всю школу позор! При Дамблдоре что хотите! Но я-то не Дамблдор! Я настоящий директор! Поняли!? Я! Я! Я!!!

Дверь аккуратненько внесло внутрь.

— Настоящему директору, мисс Амбридж, нет необходимости напоминать об этом — наставительно проговорил Поттер, со вскинутой палочкой входя внутрь. За ним топтались гневные ФОБовцы, а еще дальше в коридоре черным парусом реял Снейп. — Да еще и так визгливо. Инкарцеро, что ли.






* * *




Долорес Амбридж гневно сверкала глазами. Гневно – но испуганно. У нее в голове не укладывалось, что можно просто так, без хитрых планов, без обманных выпадов, зайти к министерскому уполномоченному и уложить его носом в стол. Ребята Поттера тоже не очень этим прониклись, но, судя по румянцу и блеску в глазах, идея уже начала овладевать их умами.

Гермиона с улыбкой взмахнула палочкой – и тарелки с котятами взорвались. Секунду Амбридж хлопала глазами, но все же подала голос. Куда тише, чем привыкла.

— Вам это с рук не сойдет. Министр примет меры.

— Нет, Долли, — послышался смешок. Гарри чуть развернул висящую на нем Сьюзи, но даже не подумал ее отстранить. – Это министру это все с рук не сойдет. И Министерству. Все теперь.

— Вы знаете, мадам, — светски продолжил Рон, присев на край стола. – Вы доигрались. Не ту девчонку цепанули, хотя этот бы вас и за Герми б высек, да.

— За каждого из вас, Рон, за каждого, — улыбнулся Гарри. Помедлил и хмыкнул, с чувством огладив Сью по тяжелым рыжим волосам, пропуская их меж пальцев. – Хотя да. Нашла кого к себе таскать.

— Так вы правда!... – раскрыл рот Амбридж. Ненадолго.

— Силенцио, — отмахнулся Гарри. – Сьюзи,ты как вообще?

— Я в порядке, — вот теперь уже юная Боунс покраснела, но руки разжала ой не сразу. – Гарри, я же знала, что ты за мной придешь. Знала, — несколько секунд они смотрели друг на друга, и окажись тут мелкий всевидящий поганец Колин Криви, постер бы вышел неплохой. — Так… я к выставке!

С тем и отбыла. Гарри посмотрел ей вслед, но в поле зрения тут же нарисовался Рон, показывающий два больших пальца. Морда Удивительного Уизли выражала один, но очень ясный жизненный совет, со всеми эмоциональными оттенками выглядящий так: «Трахни её, дурачок!». Гарри предпочел было глядеть на Гермиону, но та смерила Поттера тягостным взглядом, покачала головой и приложила руку ко лбу; тот почувствовал себя так, будто опять завалил Чары. Все, Мерлина мать, внезапно такие опытные…

— Н-да, — покачал головой Гарри, выходя из кабинета и запечатывая дверь. Пусть себе Долорес посидит и подумает. – Ядреная же штука ваш веритасерум, профессор.

— Вы идиот, Поттер, — дежурно сообщил Снейп, скривившись. – Да дай я ей амортенцию, ничего бы не изменилось.






* * *




День, несмотря на отсутствие директрисы, шел своим чередом: вот такая вот была директриса. Из расписания выбился только Волдеморт – Гарри искренне надеялся получить визуальный привет в спокойной обстановке, пока соученики сдают себе Историю магии, но уже в час дня пришлось лицезреть пытаемого на разрыв старину Блэка.

Зрелище было привычное, много раз виденное во сне, но Гарри на всякий случай сходил на Гриммо.

— Слышь, Сириус, а тебя там Волдеморт пытает, — с лестницы заявил он.

— Вон оно что, — под смех Риты потер голову Блэк, — а я-то на погоду грешу.

С ними было удобно. Рита тут же напоила Гарри крепким чаем, которым сама боролась с тошнотой, Сириус призвал подходящее кресло, и они скоротали часы экзамена почти до конца. Гарри наскоро пробежался по плану с обоими: Сириусу предстояло поднять и привести уже предупрежденный, как оказалось, Дамблдором Орден, когда Упивающиеся втянутся в бой, и вывести из строя побольше активистов. Рите же следовало выспаться – завтра ранним утром, как все кончится, должен быть сверстан, набран и разослан экстренный номер «Видящего» с вестями из первых рук.

Довольным он вернулся в школу, и уже пошел было в спокойствии и открыто – впервые за долгое время – по школьному коридору встречать отсдававшихся, как из ниши у портрета Гловера Хипфорда послышался едва разборчивый шепот:

— Поттер, в раме записка сзади слева. Просто пройди пока мимо.

Его собеседник недурно замаскировался – такое Разиллюзионное сам Поттер бы зачел, но вот изменить голос не подумал. Эти интонации балеруна-смертника… Малфой. Гарри описал кружок по двум лестницам, вернулся и изъял послание, не разбудив спящего на портрете целителя.

Косо вырванный кусок пергамента содержал всего одну кривую, торопливую строчку: «Сиди в Хогвартсе, дурак! Это ловушка!».

Да, милый Драко. Именно ловушка. Вопрос только – на кого.






* * *




Они собрались в дуэльном зале на Гриммо, кажется, последний раз за учебный год. Все было сказано, все было решено, все было разъяснено. Позади остались экзамены, позади были свалки с Инквизиторами и поход на авроров – оставалось последнее, важнейшее.

Их было почти сорок – те, кто собрался в подвале под «Сладким королевством» сразу и те, кого весь год аккуратно принимали по рекомендациям. Бойцы, зельевары, медики, разные возраста и разные факультеты. И красный флаг с белой молнией над ними.

— Друзья! – Поттер вскинул кулак, и его жест повторили все. – Долгих речей говорить не стоит. Сегодня мы славно причешем Волдеморта, и не только его. После того, как мы победим, вы будете носить партийные значки открыто, и больно будет тому, кто дурно об этом подумает. Мы сделаем то, зачем собрались – прикроем изумленную Британию собой, и больше уже не уйдем.

Он сделал паузу, пережидая восторженный рев парней.

— По итогам наших милых игр с идиотами и профессионалами пойдут двадцать человек, — он вскинул ладони. – Спокойно, остальным еще хватит. Учиться лучше надо! Так вот. Во-первых, в соответствии с планом первой в Отдел идет ударная пятерка со мной во главе. Состав таков…

Он даже не думал смотреть в списочек, заготовленный бдительной Сьюзи на основании его корявых заметок. Этих он и так знает.

— Уизли, Рональд.

Ну да, конечно. Его лейтенант, старейший ученик, первый в боевом зачете… Рон стал исключительно хорош сейчас – может, дело в любимой и в той реальности работе, может, хватало просто вовремя удовлетворить его такую некрепкую обычно самооценку.

— Лонгботтом, Невилл.

Тот кивнул спокойно, принимая как должное и готовясь. Маленькая каменная гора. А ведь всего-то стоило опять же показать парню, что он может и умеет, что бы ни болтала бабушка. С уверенностью пришло бесконечное внутреннее спокойствие, рождающее, по уверениям коллег из Махоутокоро, внешнюю силу.

— Грейнджер, Гермиона.

Как всегда, гордо вскинутая голова и блестящие глаза. Для нее сложная контрольная – просто вид награды. Заслуженной – в конце концов, она же лучшая ученица везде и всюду, не так ли? Хотя щиты и впрямь плетет на загляденье.

— И Голдстейн, Энтони.

Улыбка, краткое «Попляшем!» нахмурившейся Падме. Тони интересно с Поттером, и еще интереснее будет посмотреть на его врагов, а значит, он готов танцевать, танцевать, танцевать.

— Мы пойдем к вечеру на тестралах, прямо до Лондона, и войдем через будку. Майлз!

— Да, капитан? – ну вот, и этот где-то набрался.

— Выведи под благовидным предлогом пару слизеринок к Иве, когда мы уйдем на отправку. Мне нужны свидетели.

— Сестренки Гринграсс подойдут? – деловито уточнил парень.

— Более чем, — Гарри кивнул. У девочек широкий круг общения. – Так, еще двенадцать выйдут чуть ранее через Гриммо. Там вас встретят Седрик, Виктор и Флер; Седрик распоряжается операцией, но общий план вы знаете – войти под конец рабочего дня в отдел Существ, переждать нас и переждать Упивающихся. Как только я начну – разбирайте вскрывшиеся цели по трое на одного. Молчание, Левикорпус, шок. Все как на тренировках. В этой группе пойдут…

Вот теперь он расправил перед собой список, рожденный из сведенных баллов и личных впечатлений за весь этот сложный год.

— Уизли, Фред. Уизли, Джордж.

Близнецы, не поднимаясь, дали друг другу пять над головами. Эти парни действительно хороши – храбрецы и пролазы, но важнее другое – брать одного бессмысленно.

— Финниган, Шимус.

Ирландец заливисто смеется, снова вкидывая над головой сжатый кулак – крепкий и мозолистый, когда-нибудь – не менее опасный, чем палочка.

— Макмиллан, Эрнст.

Эрни только кивнул – сделаем, мол, командир. Когда он придет на место – повиснет за правым плечом Диггори, своего былого старосты, и прикроет на совесть.

— Томас, Дин.

Дин серьезен, даже слишком. Полные – в мать с Ямайки – губы чуть подрагивают, но Гарри знает, помнит по Хогвартской битве, что Дин справится, а что осторожничает – так просто не даст людям рядом лезть в пекло. К лучшему.

— Патил, Падма.

Дымчатая девушка осталась молчалива, просто – как у нее водилось – приняла к сведению. Но придвинулась к Тони Гольдстейну ближе, что-то неразличимо зашептав ему на ухо. Гарри видел такие сцены из серии «Помрешь – убью» перед каждым крупным заданием – помня родителей, да и Люпина с Тонкс, он никогда не бичевал в отделе служебные романы.

— Уизли, Джиневра.

Вот она, в отличие от братьев, встала – поджарая, горящая локонами, щеками и глазами – и победно оглядела всех вокруг. Нет, что бы там ни было, Гарри никогда не жалел о прожитых с ней годах – там, по ту сторону.

— Лавгуд, Луна.

Баллы – прихотливая штука. На Луне было не слишком-то много выключенных Инквизиторов и ни одного прямого попадания по аврору. Но лишь получив первые уроки, никогда и никому на памяти Гарри она ни разу не дала себя задеть.

- Бут, Терри.

Сын Эдварда Бута, старшего над Ударниками, совсем не походил на истертого шотландскими ветрами отца. Был он тонок и тих, вдумчив, как и положено питомцу Рейвенклоу, но обещал стать превосходным дуэлянтом – глазомер художника, реакция танцора.

— Джордан, Ли.

Черный парень церемонно поклонился. Ему предстояло стать голосом строго какой надо пропаганды, Поттер уже многое ему наметил в невидимом эфире, но Ли хотел драться – по-мужски, как он как-то сказал. Гарри надеялся, что Ли отработает аванс и принесет себя назад.

— И Ханна Эббот.

Смешливая блондинка сделала аккуратный книксен и обменялась взглядами со Сьюзи. Что же, ее брали не столько за прекрасные щиты, сколько за умение не терять головы в суете, и жребий она восприняла, будто и не заметив.

— Что же до прочего, — Гарри обвел аудиторию взглядом, задержавшись на двух что-то горячо обсуждающих хаффлпаффках, — Сьюзи, сразу же одновременно с большой командой ты отправишься в Лондон, но пойдешь к тетке и расскажешь ей, что и как, в полном объеме, как мы и договаривались.

— Гарри!.. – Сью вскинулась было, но Поттер остановил ее резким жестом.

— Не надо. Я не буду втирать тебе всякое про «твоя миссия ничуть не менее важна, чем наша» или как там завещал Альбус, но ты сама прекрасно понимаешь, что в Отдел я тебе лезть запрещаю. Как командир и не только.

Он-то намекал на так и не произнесенного «Лорда», но Рон, разумеется, хмыкнул, а вот Гермиона покосилась на Сьюзи явно оценивающе. Что же она еще пытается учесть?

— И Кевин, — рейвенклоу в безукоризненной мантии кивнул. – Как только уйдет малая пятерка, вместе с Винки прыгнешь в Тайную Комнату и проследишь, чтобы домовиха перебросила их к Скримджеру. Именно к Скримждеру, вне зависимости от их желаний. Домовиха указания получила. Что говорить тебе самому, мы тоже прорабатывали.

— Есть, капитан, — коротко кивнул тот.

— Все, — Гарри спустился с кафедры. – До расчетного времени еще пять часов. Всем спать.






* * *




Вниз, вниз, вниз, вдоль пустого атриума – надо же, клиенты уже здесь и любезно озаботились вырубить дежурную смену — в тесный лифт, светящий жидкой синевой. В круглую комнату, находить на стенке – не глазами, ладонью - едва заметную кентаврскую идеограмму у нужной двери. Мимо искрящегося циферблатами зала Практического Времени, где уже пуст стенд хроноворотов.

К девяносто седьмому стеллажу, на котором, если быть честным, ни пикси нету. Гарри прекрасно воспроизведет пророчество и сам, если потиренируется – так и голосом Трелони, но кто, кто ему поверит? Пророков в роду Поттеров не водилось, и слава Мерлину.

Прежде, чем взять Пророчество в руку, Гарри как следует обтирает его носовым платком. Огонек внутри мечется во временном вихре – пророчество знают больше людей, чем слышали его, и внутри сферы бушует гроза. Поттер тянется чуть подрагивающими пальцами к пророчеству с полки, и его боевики, не оборачиваясь, поднимают палочки.

Где-то во тьме, скользя больше у стен, чем у стеллажей, крадется основная команда Фронта Обороны Британии.

Где-то во тьме, проворачивая круглую комнату, ищет указанное место Ордена Феникса.

Где-то во тьме, в безлюдном мертвом Атриуме, в шепоте вод фонтана скользящим шагом идут Авроры.

Где-то во тьме переулками Лондона без суеты собираются к телефонной будке Ударники Департамента Магического Правопорядка.

Где-то во тьме спит Корнелиус Фадж.

В пальцах своего персонажа пророчество Гарри Поттера светится полной луной. Начинается новый цикл.






* * *




— Спасибо, Поттер. Теперь отдай игрушку сам, — молодой, насмешливый, но дребезжащий отчего-то голос. Гарри слышал его раз во сне и раз наяву, но помнил. Он развернулся на каблуках, подбрасывая пророчество в левой ладони и пряча правую кисть за спиной.

— Господин Крауч? Мы так странно расстались, — улыбнулся Поттер. Раз, два, три… десять. Не сходится, совсем не сходится. Проверим. – Где мой крестный?

— Темный Лорд ведает, куда занесло эту шелудивую дворнягу, - почти молодой женский голос, богатый когда-то, да давно сорваный воплями.

— Мадам Беллатрикс Лестрейндж, — проговорил Гарри, чуть задев локтем Невилла. Спокойно, брат, спокойно. – Рад знакомству с очаровательной дамой. Мне есть кого вам представить, но… где же ваш родич Люциус? У него больше нет ко мне вопросов?

Раздался громоподобный смех. Его Гарри тоже помнил: Уолден Макнейр любил в жизни пить, хохотать и убивать.

— Занемогло наше высочество, — радостно проинформировал шотландец, пока Упивающиеся понемногу обходили боковые стеллажи. – Желудком изволит мучиться и с писчею расставаться не через то, чем дела делает. Он нам такой сдался?

— А тебе тем более не пригодится, — перекрыл подручного Крауч. – Пророчество, Поттер. Ты уже понял, что ты в ловушке. Не худшим моим учеником ты был, как-никак.

— Наса детотька осень тяляпилась взять иглусеську, — с восторгом засюсюкала Беллатрикс. Получилось похоже скорее на Амбридж, чем на ребенка, впрочем. – А мой кузен хоть раз на что-то сгодился.

— Эх, а ведь могло получиться, — посетовал Поттер.— Пока сюда не явится Волдеморт…

— Не смей произносить его имя! – взвизгнула Беллатрикс, но Гарри только усмехнулся.

— Он сам его выбрал, так что слушайте теперь. Так вот, вам нужно пророчество. Я хочу выйти отсюда – вместе с друзьями и невредимый.

— Сперва пророчество, — холодно указал было Крауч, но тут же сорвался, — оно не стоит даже твоих костей на ритуалы, школьник.

— Слово? – поднял бровь Гарри. И понял, как они все сейчас улыбаются под масками.

— Слово Крауча, — кивнул Барти.

— Слово Блэк для такого милого юноши, — послала шутовской воздушный поцелуй Беллатрикс. Вырожденцы…

— Идет, — сказал Поттер, и они атаковали одновременно. Щиты Гермионы и Тони выдержали три Редукто, Гарри и Невилл же пробили левого крайнего. Гарри успел заметить седую бороду, торчащую из-под маски – Гиббонс, не удивительно, что не удержал.

— В стороны! – скомандовал он, когда тремя рядами дальше вспышка и звон бесценных пророчеств отметили первый хороший Ступефай.

Битва за Пророчество, как звали ее учебники, и Битва за Министерство, как вспоминали о ней те, кто в курсе, началась.

@темы: Текст

URL
Комментарии
2013-11-30 в 15:29 

Гарри прекрасно воспроизведет пророчество и сам, если потиренируется – так и голосом Трелони

PS Как-то ожидал, что в главе будет ВСЯ битва... так что слегка обескуражен. Или выражаясь иначе - обломлен.

То, что в б-гмерзкой шапке, в графе "пейринг" напротив С.Боунс ничего не проставлено, следует ли рассматривать как то, что Сью того... Долго не проживёт?

URL
2013-11-30 в 15:44 

Poxy Proxy
Некто, смещающий ось Земли шагом за дверь.
Я не могу писать главы размером в 28 листов!

URL
2013-12-07 в 22:02 

норм ;) жду продолжения

URL
   

главная